hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Category:

О письме Конашевича

Оказывается, Полина 2.5 года назад привезла из Питера подарок своей тети: альбом Конашевича. Я тогда его полистал, поставил в шкаф -и напрочь забыл о нем. Так что, когда теперь нашел - обрадовался неожиданной находке.

7a091000-f7fb-42a8-80a7-95ecff49f821

Сейчас обратил внимание не только на картины, но и на опубликованные в альбоме документы. В частности, на написанное в 1955 г. «Письмо в редакцию журнала "Нева" по поводу повести Ю. Германа "Хорьковая шуба"».

6b55106f-ef48-4f78-91af-b6cad11cd5a8

a7e091ad-0637-4a88-9e8b-f16b4b10a8d1

c68728f7-dcc3-4b55-96e7-d03bc9eb2adc
Издатели пишут, что "Письмо в редакцию" взято из частного архива, т. е. никогда не было опубликовано и скорее всего не было отправлено.

Попробуем разобраться, что мы понимаем в этой истории.

Я узнал из нее, к своему огорчению, о книге Ю. Германа "Рассказы о Дзержинском" , в частности, о повести "Хорьковая шуба", или в других изданиях "Шуба". Желающие могут прочитать рассказ, например, здесь. Но предупреждаю: он совершенно тошнотворный.

Сюжет примерно такой. Чекист Веретилин болен, то ли гриппом, а то и сыпняком, но чувство долга заставляет его идти на службу. Дядя, у которого он живет, заставляет его надеть хорьковую шубу, и по шубе случайный прохожий принимает его за буржуя и заводит в свое логово. В логове находится подполье, которое занимается одновременно:

1. Разветвленной антисоветской деятельностью
2. Спекуляцией продовольствием.

Все это делается под эгидой американца мистера Фишера из благотворительной организации, которая почему-то называется не АРА, а "Капля молока". Бизнес-схема у них такая: благотворительная организация посылает продовольствие на <несуществующую> станцию Саракуз. Наши подпольщики по фальшивым документам от мистера Фишера вывозят оттуда это продовольствие, как имущество иностранного консульства, и сбывают его в Москве и Петрограде. В обмен на это мистер Фишер получает музейные картины старых мастеров. На службе у подпольщиков работает целая бригада художников-авангардистов, которые замазывают эти полотна легко смывающимися красками и получают разрешение на вывоз своих картин, не представляющих художественную ценность.

Всю аферу удается раскрыть, в частности, благодаря тому, что Дзержинский глубоко разбирается в живописи, и вообще хотел стать художником, но ради революционной борьбы наступил на горло собственной песне.

Я всегда хорошо относился к Герману и даже не знал, что у него такое бывает, а, оказывается, увы, даже немало.

Из всего сюжета повести самым омерзительным, и я бы сказал, подлым, мне кажется поклеп на американскую благотворительную организацию.

Организация "Капля молока" существовала в дореволюционной России, как и во многих других странах. Мы до сих пор знаем ее в Израиле. Но все эти организации были национальными, международной такой организации никогда не существовало.

Так что будем считать название условным, и будем считать, что речь идет об организации вроде АРА, которая в 20 гг спасала тысячи людей.
Повесть опубликована в апреле 1955 г., значит, написана, вероятно, в 1954 или в 1953 г. В начале 1953 г. американско-еврейская благотворительная организация Джойнт (главный жертвователь АРА в 20 гг) была у всех на устах. И если представитель американской организации с еврейской фамилией в действительности занимается аферами и политическими интригами, читателю тех времен понятно, о чем речь. Но, впрочем, рассказ о шпионской и контрреволюционной деятельности АРА был в конце 40 - начале 50 гг общим местом, упоминавшимся в БСЭ. (Интересно, что в БСЭ 1926 г. в статье "АРА", написанной координатором деятельности АРА со стороны большевиков Ланднером, об этом нет ни слова).

Что это было у Германа: искренняя вера в советские ценности или аккуратный конформизм. В интервью 2017 г. невестка Германа Светлана Кармалита утверждает, что искреняя вера.

...история, которую любил рассказывал <Алексей Герман> - про то, как в 37-м году, когда его будущие родители только вступив в известные романтические отношения, разговаривали в ночи о Сталине. Татьяна Александровна сказала: "Он будет в аду грызть собственные кости". Юрий Павлович так вскипел, что она страшно испугалась: а вдруг этот человек, с которым она лежит сейчас в одной постели, донесет до нее?

Спустя годы, рассказывал <Алексей Герман>, его мама призналась в тогдашнем своем страхе Юрию Павловичу, и тот ужасно на нее обиделся - как она посмела так скверно о нем думать.

Я склонен считать, что речь идет о классическом double-think, маскирующемся под искренний идеализм.

Но Конашевич пишет не об этом (и было бы удивительно, если бы в 1955 г. он посмел писать о поклепе на американскую благотворительную организацию. Даже и в таком виде это письмо, пусть неотправленное, - признак начинающейся оттепели).  Конашевич все годы ухитрялся держаться максимально лояльно к советской власти и далеко от политики. В начале 30 гг он попал под кампанию борьбы с формалистами, немножко изменил стиль, сохранив, несмотря на изменения, свое лицо.

В описанном рассказе, соответственно, Конашевича возмутил не весь бредовый сюжет, а поклеп на левых художников. Они, пишет он, были главной действующей силой революции, и, кроме того, все они - чистые люди, неспособные к аферам. Но, говорит Конашевич, он знает историю про одного талантливого художника - ученика Кардовского (т.е. скорее академического направления), который получил от большевиков разрешение вывести свои картины, закрасил несколько (принадлежащих себе, а не награбленных) картин старых мастеров, и таким образом их вывез.

Иными словами, Конашевич пишет, что если кто и закрашивал картины старых мастеров, то это был художник не левого, а академического направления, и то он закрашивал принадлежащие ему картины.

Меня заинтересовало, кто бы мог быть этот художник. Это должен быть ученик Кардовского, который выехал легально, с разрешения большевиков, вероятно, из дома, в 1920-22 гг. Оказалось, что таких найти совсем не просто. Я было подумал на Судейкина, но Судейкин выехал не из Советской России, а из еще не советского Батуми. Судейкин, как известно, оказался в Крыму летом 1917 г. ("Золотистого меду струя из бутылки текла"), и с большевиками, стало быть, мог пересечься только в Крыму с января по апрель 1918 г.

Так же обстоит дело и с другими учениками Кардовского - эмигрантами: тот нелегально переплыл на лодке по Финскому заливу, другой воевал и эвакуировался с армией Врангеля. В общем, после долгих поисков мне удалось найти одного-единственного ученика Кардовского, который смог в конце 1921 г. легально выехать из Петрограда в Германию благодаря жене - поволжской немке: Загрекова. Но это, разумеется, мои домыслы: и я мог не найти ученика, и Конашевич мог перепутать или что-то недоговорить.

Когда я спросил Мишу Яхилевича, слышал ли он что-нибудь об этой истории, он сказал, что ничего не знает. Но, сказал он, такая техника существует. Вот Фальк, сказал он, так замазал портрет Михоэлса после его убийства, а потом после 20 съезда восстановил.
Tags: СССР, живопись, история, литература
Subscribe

  • (no subject)

    По дороге из Бейт-Шеана к Кинерету находится поворот с указателем "Ашдот Яаков - Ихуд". Примерно через 500 м от него - еще один поворот: "Ашдот Яаков…

  • (no subject)

    Знаете такую фотографию? Это - большая (неологическая) синагога в Будапеште. На фотографии 1942 г. - евреи-бывшие офицеры, они пришли в форме, чтобы…

  • (no subject)

    Четверть часа от дома, еще 2-3 км ходу (если, конечно, не заблудиться, как некоторые), и вот приходишь к небольшому источнику в пустыне,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments