hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Из истории еврейских дуэлей

Le Figaro 23 октября 1883 г.

Смерть графа Баттяня

Пешт, 22 октября.

Дуэль на пистолетах состоялась сегодня утром в Тимишваре между графом Этиеном Баттянем и доктором Жюлем Розенбергом. [Оба носили, конечно, венгерские имена, соответственно Иштван и Дюла, но Фигаро их перевела на французский]. Граф Баттянь был убит на месте пулей в висок. Граф Баттянь, молодой человек почти без состояния, женился всего несколько дней назад на дочери недавно получившего дворянство богатого торговца из Буда-Пешта, г-на Анри Шоссбергера, старшая дочь которого замужем за бароном Борнемисой. Обе девушки, выходя замуж, перешли в католичество. Говорят, что за несколько месяцев до своей свадьбы с графом Этьеном Баттянем, м-ль Шоссбергер была помолвлена с одним из своих единоверцев, г. Жюлем Розенбергом, молодым адвокатом-исраэлитом, и браку воспрепятствовала воля ее родителей. Ни для кого не было сомнения, что рано или поздно эта встреча состоится, так как эта история была хорошо известна в Буда-Пеште и даже разыгрывалась в кафешантане "Черная кошка" в плохой оперетте "Помолвка наперегонки", полной прозрачных намеков.

Le Figaro 26 октября 1883 г.

Дуэль Баттянь -Розенберг

Пешт 23 октября.

Депеша вашего специального корреспондента несомненно сообщила вам о трагической гибели графа Этьена Баттяня, члена верхней палаты, убитого на дуэли с молодым д-ром Жюлем Розенбергом, адвокатом из Буда-Пешта.

Эта ужасная встреча была завершением любовной драмы, все детали которой я хочу вам рассказать.

Вот уже два года, как д-р Жюль Розенберг, светило венгерской судебной системы, познакомился с дочерью богатого столичного промышленника м-ль Хоной Шоссбергер. Молодые люди встречались повсюду: на балах, на концертах, в театрах, на благотворительных праздниках.

Летом 1882 г. богатая наследница и ее обожатель оказались на водах в Мариенбаде, в Богемии, где обосновалась вся семья Шоссбергер, и д-р Розенберг, официально представленный, был тепло принят у них в доме.

Подбодряемый в особенности матерью молодой девицы, г-жой Шоссбергер, г. Розенберг продолжал наносить визиты и по возвращении в Буда-Пешт. Так что в течение почти года молодого адвоката встречали рука об руку с молодой девицей, которую все считали его невестой.

Однако приближался день, когда д-р Розенберг должен был увидеть крушение всех своих надежд.

Старшая сестра м-ль Хоны Шоссбергер заключила аристократический брак, и принесла свои миллионы бедному венгерскому магнату, барону Борнемиса, который занимал в своей родной земле, недалеко от Темешвара, высокую должность сборщика налогов.

Но семейство Шоссбергера, исраэлиты и парвеню, желало благородного союза: они хотели графа или барона, который должен был внести в брачную корзину только голый титул, и потому барон Борнемиса, простой мелкий служащий, вошел через широко растворенные ворота в этот дом миллионеров. Едва женившись, г-н Борнемиса готов был перевернуть мир, чтобы порвать отношения, которые сложились у семьи с незнатным Розенбергом. К тому же м-ль решила Хона ускорить события. Она просила молодого адвоката просить ее руки как можно быстрее.

Г-н Шоссбергер был в отъезде, и г-н Розенберг обратился к матери, которая всегда была к нему благосклонна и, как ему казалась, была настроена поддержать его планы. Каково же было его разочарование, когда он услышал от матери своей любимой презрительный ответ:

- Я предпочту видеть свою дочь мертвой, чем замужем за адвокатом.

Подавленная, но не обезнадеженная отказом, м-ль Шоссбергер пообещала молодому адвокату вечно любить его, и решила стать его женой.

После короткого, но бурного обсуждения, двое влюбленных тайно заключили брак в присутствии двух свидетелей по исраэлитскому обряду, не требующему более никаких формальностей. Разумеется, этот союз остался в секрете. Но, вернувшись под отчий кров, м-ль Шоссбергер бросилась к ногам матери и искренне посвятила ее в происшедшие события.

Молодая девица надеялась, что мать покорится свершившемуся факту. И действительно, г-жа Шоссбергер, как и срочно вызванный отец, сказали, что в свете случившегося они снимают все свои возражения.

Официальная помолвка двух молодых людей прошла с блеском, достойным миллионов г-на Шоссбергера. Приглашения были разосланы друзьям семьи. Жених и невеста получали со всех сторон самые теплые поздравления.

Между тем проходили многие недели, но дата свадьбы, на этот раз публичной, так и не назначалась. В начале прошедшего августа д-р Розенберг узнал, что барон Борнемиса повторяет на всех углах, что "еврейский адвокат никогда не станет его свояком". Странная неприязнь со стороны человека, который согласился, чтобы еврейский миллионер стал его тестем!

Бывший сборщик налогов по-прежнему проживал в окрестностях Темешвара, и м-ль Хона отправилась к нему в надежде его смягчить. Бедная девушка не знала, каким опасностям она подвергается. Что ждало ее в одинокой пуште ее шурина?! Каким моральным истязаниям подвергал он ее в одиноком доме?! Нет сомнений, что барон Борнемиса использавал все средства, чтобы отделить ее от ее возлюбленного. Он ее задержал, но несмотря на все трудности, ей удалось послать д-ру Розенбергу это письмо, свидетельство ее преданности и стойкости ее любви:

Мой друг, мои родители столь же могущественны, как и богаты. Опасайся всего. Они хотят разлучить меня с тобой, и я знаю, что они постараются с помощью интриг довести тебя до разрыва.

Мой милый друг, в день, когда ты меня оставишь, я убью себя!

Я, знаю, что, если я буду настаивать на любви к тебе, они лишат меня наследства. Но я буду счастлива принести богатство в жертву твоей любви. Если ты без страха смотришь на перспективу женитьбы на "бедной девушке из богатой семьи", я буду довольна, потому что я смогу стать твоей женой. Это мечта моей жизни!

Д-р Розенберг был счастлив получить это письмо. Можно догадываться, как он ответил. Но замок венгерского магната уже не представлял собой надежное убежище, ибо влюбленные смогли наладить переписку. В один прекрасный день девушка исчезла, и доктор с ужасом узнал, что она ... в Париже. Бедный адвокат отправился во Францию, но было поздно. Прибыв в Баден, он получил письмо от своего друга: м-ль Шоссбергер помолвлена с другим, и почти замужем, потому что она прошла крещение в Нотр-Дам, дабы выйти замуж за графа Этьена Баттяня.

Несколькими днями позже, д-р Розенберг узнал, что м-ль Шоссбергер и ее жених покинули Париж. Они находились в Висбадене, в обществе г-жи Шоссбергер.

Д-р Розенберг отправился в Висбаден на поиски своего соперника. По случайности, он остановился в той же гостинице, где уже жил граф Баттянь.
Он явился к нему и сказал:

- Господин, известно ли вам, что ваша невеста - моя жена! Вот ее письмо! Прочтите его, и вам станет ясно, что она согласилась обручиться с вами, лишь подчинившись силе.

- Сплетни, - надменно ответил граф. - Мне нечего делать, кроме как читать ваши письма! М-ль Шоссбергер любит меня, вот все, что я могу вам ответить.

- А я, - ответил доктор, - хочу вам сказать, что если вы женитесь на молодой девице, вы последний негодяй!

- Я смогу вас найти, - добавил он выходя.

Д-р Розенберг немедленно отправился в казармы Висбадена, нашел там двух офицеров, рассказал им свою печальную историю и попросил их от своего имени потребовать от графа Баттеня удовлетворения с оружием в руках.

Два офицера немедленно отправились к графу Баттяню. Граф сказал, что он в принципе не отказывается драться с г. Розенбергом, но что он должен прежде провести расследование, чтобы убедиться в его благородстве.

Эти слова были переданы д-ру Розенбергу, который в справедливом гневе написал своему сопернику:

Г-н граф!

Я буду в понедельник 22 октября в Буда-Пеште. Я жду вас там. Если в течение 48 часов вы не предоставите мне секундантов, я использую первую же возможность, которая мне представится, чтобы оскорбить вас публично.

Жюль Розенберг.

Написав это письмо, перед тем, как покинуть Висбаден, молодой доктор хотел в последний раз повидать м-ль Шоссбергер. Он вернулся в гостиницу и поспешно вошел в ее комнату.

Девушка находилась там с матерью. При виде бывшего жениха она побледнела и упала в кресло. Розенберг шагнул к ней, взял ее за руку и сказал:

- Мадемуазель, верно ли, что вы стали невестой графа Баттяня?

- Да, - сказала она слабо, - это верно.

- Хорошо, - просто сказал доктор и вышел.

На следующий день после возвращения в Буда-Пешт к доктору пришли два друга графа. Они сказали ему, что по мнению графа дуэль невозможна, ибо он никогда не оскорблял г-на Розенберга, и со своей стороны, не чувствует себя оскорбленным.

Несколькими днями позже м-ль Хона Шоссбергер и граф Этьен Баттянь поженились.

Тогда, дабы вызвать своего противника на бой, он написал следующее письмо и опубликовал его в газете Pesti Napló:

Господин граф,

То, что объявили мне ваши секунданты, нисколько не мешает тому, что я считаю вас последним подлецом.

С этого момента дуэль была неизбежна. Вы знаете о трагической развязке. Они выбрали пистолеты, и вчера, 22 октября, рано утром, после двух осечек его пистолета, граф Баттянь был убит прямым попаданием пули в висок.

Д-р Розенберг и его секунданты были арестованы, ибо венгерский закон запрещает дуэли. В ближайшее время они предстанут перед уголовным судом Буда-Пешта.

Le Figaro 7 ноября 1883 г.

Стоит пересечь Лейту, чтобы увидеть воочию противоположность австрийской застенчивости. У наших соседей венгров, театр пользуется свободой без границ, и нет скандала, которого бы не превратили в предмет театральной постановки.

Помните трагическую смерть графа Баттяня, убитого на дуэли пештским адвокатом г. Розенбергом? Молодой человек еще не был предан земле, а драма его жизни уже была разыграна в пригороде Пешта на подмостках кабаре.

Пьеса, построенная как грубый гротеск - это резкий памфлет, направленный против богача Шоссбергера, который, выдав свою дочку за барона Борнемису, отказался выдать вторую за адвоката Розенберга, с тем, чтобы выдать ее за убитого графа Баттеня.

Маски более чем прозрачны, даже две рыжие дочки банкира появляются на сцене под почти неизмененными именами.

Пьеса называется "Г-н Россбергер и его зять Буало". Надо знать, что Борнемиса в переводе означает "не пьет вина".

Г-н Шоссбергер предложил 20 тысяч франков владельцу театра, чтобы пьеса исчезла с афиш, но тот отказался, считая, что публика заплатит больше за продолжение скандала.

Le Figaro 11 ноября 1883 г.

Молодая графиня Шоссбергер-Баттянь, недавно овдовевшая после того, как ее муж был убит адвокатом Розенбергом на дуэли, о трагических обстоятельствах которой Фигаро недавно рассказывал, собирается в течение 6 месяцев выйти замуж за своего третьего мужа, австрийского барона.

Le Figaro 23 января 1884 г.

Трибунал в Тимишваре приговорил сегодня к двум годам тюрьмы адвоката Розенберга, убившего на дуэли графа Баттяня, через 8 дней после его женитьбы на дочери банкира Шоссбергера. Многие удивляются суровости приговора.

[В действительности Розенберг был приговорен к 9 месяцам тюрьмы и через два месяца помилован императором Францем-Иосифом]

[В Австро-Венгрии, и в особенности в Венгрии, было много  еврейских дуэлей. Теодор Герцль призывал евреев отвечать дуэлями на антисемитизм. Эта дуэль запомнилась кровавым исходом и тем, что она была одной из первых. Я позволил себе перевести всю ее историю, как она появляется во французской газете]
Tags: XIX век, Венгрия, еврейская история
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    – За ширмами поехали и за кирпичом. Перегородки будут ставить. – Черт знает, что такое! – Во все квартиры, Филипп Филиппович,…

  • (no subject)

    Я всегда говорил, что ЖЖ - это такой совок: удобная платформа для умных разговоров за полночь на кухне под стакан. И вчера, когла упали ФБ, Вотсапп…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • (no subject)

  • (no subject)

    – За ширмами поехали и за кирпичом. Перегородки будут ставить. – Черт знает, что такое! – Во все квартиры, Филипп Филиппович,…

  • (no subject)

    Я всегда говорил, что ЖЖ - это такой совок: удобная платформа для умных разговоров за полночь на кухне под стакан. И вчера, когла упали ФБ, Вотсапп…