hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Оказывается, Плиний Старший погиб во время извержения Везувия, как и Помпеи и Геркуланум. 

Он был командующим флотом недалеко оттуда, в Мизене, и когда увидел непонятное явление, решил, как настоящий ученый, подплыть поближе и посмотреть, а может быть, спасти кого-то. Мы все это знаем от его племянника и пасынка, Плиния Младшего. Ему тогда было 17 лет и он оставался в доме. Через много лет он описал это в письме Тациту (6:161).

А само извержение произошло 24 августа 79 года, меньше чем через месяц после того, как Тит стал императором. Плиний Младший пишет: «В девятый день до сентябрьских календ». Нет, конечно, возможности узнать еврейскую дату.


Плиний Тациту привет.

Ты просишь описать тебе гибель моего дяди; хочешь точнее передать о нем будущим поколениям. Благодарю; я знаю, что смерть его будет навеки прославлена, если ты расскажешь о ней людям. Он, правда, умер во время катастрофы, уничтожившей прекрасный край с городами и населением их, и это памятное событие сохранит навсегда и его имя; он сам создал много трудов, но твои бессмертные произведения очень продлят память о нем. Я считаю счастливыми людей, которым боги дали или свершить подвиги, достойные записи, или написать книги, достойные чтения; к самым же счастливым тех, кому даровано и то и другое. В числе их будет и мой дядя - благодаря своим книгам и твоим. Тем охотнее берусь я за твое поручение и даже прошу дать его мне.

Дядя был в Мизене и лично командовал флотом. В девятый день до сентябрьских календ, часов около семи, мать моя показывает ему на облако, необычное по величине и по виду. Дядя уже погрелся на солнце, облился холодной водой, закусил и лежа занимался; он требует сандалии и поднимается на такое место, откуда лучше всего можно было разглядеть это удивительное явление. Облако глядевшие издали не могли определить, над какой горой оно возникало; что это был Везувий, признали позже, по своей форме больше всего походило на пинию: вверх поднимался как бы высокий ствол и от него во все стороны расходились как бы ветви. Я думаю, что его выбросило током воздуха, но потом ток ослабел и облако от собственной тяжести стало расходиться в ширину; местами оно было яркого белого цвета, местами в грязных пятнах, словно от земли и пепла, поднятых кверху. Явление это показалось дяде, человеку ученому, значительным и заслуживающим ближайшего ознакомления. Он велит приготовить либурнику и предлагает мне, если хочу, ехать вместе с ним. Я ответил, что предпочитаю заниматься; он сам еще раньше дал мне тему для сочинения. Дядя собирался выйти из дому, когда получил письмо от Ректины, жены Тасция: перепуганная нависшей опасностью вилла ее лежала под горой, и спастись можно было только морем, она просила дядю вывести ее из этого ужасного положения. Он изменил свой план: и то, что предпринял ученый, закончил человек великой души; он велел вывести квадриремы и сам поднялся на корабль, собираясь подать помощь не только Ректине, но и многим другим это прекрасное побережье было очень заселено. Он спешит туда, откуда другие бегут, держит прямой путь, стремится прямо в опасность и до того свободен от страха, что, уловив любое изменение в очертаниях этого страшного явления, велит отметить и записать его.

 На суда уже падал пепел, и чем ближе они подъезжали, тем горячее и гуще; уже куски пемзы и черные обожженные обломки камней, уже внезапно отмель и берег, доступ к которому прегражден обвалом. Немного поколебавшись, не повернуть ли назад, как уговаривал кормщик, он говорит ему: "смелым в подмогу судьба: правь к Помпониану". Тот находился в Стабиях, на противоположном берегу море вдается в землю, образуя постепенно закругляющуюся, искривленную линию берега. Опасность еще не близкая была очевидна и при возрастании оказалась бы рядом. Помпониан погрузил на суда свои вещи, уверенный, что отплывет, если стихнет противный ветер. Дядя прибыл с ним: для него он был благоприятнейшим. Он обнимает струсившего, утешает его, уговаривает; желая ослабить его страх своим спокойствием, велит отнести себя в баню; вымывшись, располагается на ложе и обедает - весело или притворяясь веселым - это одинаково высоко.

 Тем временем во многих местах из Везувия широко разлился, взметываясь кверху, огонь, особенно яркий в ночной темноте. Дядя твердил, стараясь успокоить перепуганных людей, что селяне впопыхах забыли погасить огонь и в покинутых усадьбах занялся пожар. Затем он отправился на покой и заснул самым настоящим сном: дыхание у него, человека крупного, вырывалось с тяжелым храпом, и люди, проходившие мимо его комнаты, его храп слышали. Площадка, с которой входили во флигель, была уже так засыпана пеплом и кусками пемзы, что человеку, задержавшемуся в спальне, выйти было бы невозможно. Дядю разбудили, и он присоединился к Помпониану и остальным, уже давно бодрствовавшим. Все советуются, оставаться ли в помещении или выйти на открытое место: от частых и сильных толчков здания шатались; их словно сдвинуло с мест, и они шли туда-сюда и возвращались обратно. Под открытым же небом было страшно от падавших кусков пемзы, хотя легких и пористых; выбрали все-таки последнее, сравнив одну и другую опасность. У дяди один разумный довод возобладал над другим, у остальных один страх над другим страхом. В защиту от падающих камней кладут на головы подушки и привязывают их полотенцами.

 По другим местам день, здесь ночь чернее и плотнее всех ночей, хотя темноту и разгоняли многочисленные факелы и разные огни. Решили выйти на берег и посмотреть вблизи, можно ли выйти в море: оно было по-прежнему бурным и враждебным. Дядя лег на подостланный парус, попросил раз-другой холодной воды и глотнул ее. Огонь и запах серы, возвещающий о приближении огня, обращают других в бегство, а его подымают на ноги. Он встал, опираясь на двух рабов, и тут же упал, думаю, потому что от густых испарений ему перехватило дыхание и закрыло дыхательное горло: оно у него от природы было слабым, узким и часто побаливало. Когда вернулся дневной свет на третий день после того, который он видел в последний раз , тело его нашли в полной сохранности, одетым как он был; походил он скорее на спящего, чем на умершего.

 Тем временем в Мизене мать и я - но это не имеет никакого отношения к истории, да и ты хотел узнать только о его гибели. Поэтому я кончаю. Добавлю одно: я передал все, при чем присутствовал сам и о чем услыхал почти сразу же, когда хорошо помнят, как все было. Ты извлечешь главное: одно дело писать письмо, в другое - историю; одно - другу и другое - всем. Будь здоров.

Tags: история
Subscribe

  • (no subject)

    Что общего между Аманом и Берией? 1. Он казнен по ложному обвинению. 2. Обвинение включало в себя sexual abuse.

  • (no subject)

    Пришел по СМС опросник к выборам: Голосуем за <Смотрича> - наберите 1 Колеблемся - наберите 2 Не заинтересован в правом правительстве - 3 Я…

  • (no subject)

    Amnesty International объявила, что она отказывает Навальному в праве называться узником совести, в связи с тем, что в прошлом он позволял себе hate…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • (no subject)

    Что общего между Аманом и Берией? 1. Он казнен по ложному обвинению. 2. Обвинение включало в себя sexual abuse.

  • (no subject)

    Пришел по СМС опросник к выборам: Голосуем за <Смотрича> - наберите 1 Колеблемся - наберите 2 Не заинтересован в правом правительстве - 3 Я…

  • (no subject)

    Amnesty International объявила, что она отказывает Навальному в праве называться узником совести, в связи с тем, что в прошлом он позволял себе hate…