hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Берка давно дворянин

Еще из Анны Карениной:


Степан Аркадьич покраснел при упоминании о Болгаринове, потому что он в этот же день утром был у еврея Болгаринова, и визит этот оставил в нем неприятное воспоминание. Степан Аркадьич твердо знал, что дело, которому он хотел служить, было новое, живое и честное дело; но нынче утром, когда Болгаринов, очевидно нарочно, заставил его два часа дожидаться с другими просителями в приемной, ему вдруг стало неловко.

То ли ему было неловко, что он, потомок Рюрика, князь Облонский, ждал два часа в приемной у жида, или то, что в первый раз в жизни он не следовал примеру предков, служа правительству, а выступал на новое поприще, но ему было очень неловко. В эти два часа ожидания у Болгаринова Степан Аркадьич, бойко прохаживаясь по приемной, расправляя бакенбарды, вступая в разговор с другими просителями и придумывая каламбур, который он скажет о том, как он у жида дожидался, старательно скрывал от других и даже от себя испытываемое чувство.


Но ему во все это время было неловко и досадно, он сам не знал отчего: оттого ли, что ничего не выходило из каламбура: "было дело до жида, и я дожидался", или от чего-нибудь другого. Когда же, наконец, Болгаринов с чрезвычайною учтивостью принял его, очевидно торжествуя его унижением, и почти отказал ему, Степан Аркадьич поторопился как можно скорее забыть это.
И, теперь только вспомнив, покраснел.


Болгаринов – это, очевидно, Самуил Поляков. Из статьи о Полякове (см. статью здесь):


Начинал Поляков состоя вместе с братьями при капитале своего отца - оршанского 1-ой гильдии купца Соломона Полякова. В документах он упоминается сначала как мелкий винный откупщик, потом как поставщик материалов и законтрактованных рабочих для строительства шоссе и, наконец, - для железных дорог.


Выбиться в люди Полякову помог случай. А точнее расположение к Самуилу Полякову бывшего министра почт и телеграфа графа И. М. Толстого (между прочим, родного внука великого русского полководца М. И. Кутузова). Он нанял Полякова в качестве управляющего своим винокуренным заводом. В сотрудничестве аристократа с нежалуемым в империи представителем еврейского племени не было ничего необычного. Дело в том, что зачастую аристократы состояли в тайной доле по откупам с богатыми еврейскими купцами. А евреи действительно были специалистами в этой области: даже в крайне строгом законодательстве по ограничению пребывания евреев в во внутренних губерниях России, делалось исключения для набираемых в имения русских помещиков специалистов по производству спирта.


С помощью графа Толстого Самуил Поляков получает генеральный подряд на сооружение Козлово-Воронежской железной дороги. Он фактически в одиночку организует общество по ее эксплуатации и большую часть акций оставляет за собой. Патрон также не был забыт: пакет акций на полмиллиона рублей был передан в качестве вознаграждения "за содействие" графу Толстому.


Злободневные сюжеты из «Анны Карениной» сплошь и рядом пересекаются с уже упоминавшимися мною «Героями времени» Некрасова. Вот и здесь:

А! Авраам-изыскатель!
Мимо прошел: не узнал;
Чем возгордился, приятель?
Я пастухом тебя знал....

Лота отца попрекает,
Берка от Лоты бежит,
Месяца три пропадает
И, возвратясь, говорит:

"Радуйся! дочь моя Лота!
Радуйся, Янкель, сын мой!
Дети! купил я болота
Семьдесят семь десятин!"

Лота оделася в шубку,
Янкель за шапкой бежит,
Едут смотреть на покупку -
Лошадь с натуги хрипит,

Местность всё ниже и ниже,
Множество кочек и ям,
"Вот оно! Лота! смотри же!"
Лота не верит глазам:

Нету ничем ничего-то,
Кроме трясины и мхов!
Только слетели с болота
Семьдесят семь куликов!

Едучи шагом обратно,
Янкель трунил над отцом,
Лота работала знатно
Длинным своим языком.

Берка на жалобы эти
Молвил, подъехал к крыльцу:
"Не угодил я вам, дети,
Да угодил продавцу!"

Утром он с ними простился,
Месяца три пропадал,
Ночью домой воротился,
"Радуйтесь!"- снова сказал.

Янкель и Лота не рады,
Думают: глупость опять!
"Взял я большие подряды!"-
Берка пустился плясать.

"Четверть с рубля обойдется,
Четверть с рубля... без гроша...
Семьдесят семь остается,
Семьдесят семь барыша!"

Денег у Берки без счета,
Берка давно дворянин,
Благословляя болота
Семьдесят семь десятин!...


«Давно дворянин» мог быть только Поляков.

Все три брата - Самуил, Лазарь и Яков - были возведены в дворянство и получили чин тайных советников. Председатель кабинета министров С.Витте писал в своих воспоминаниях:


"Яков Поляков кончил свою карьеру тем, что был тайным советником и ему даже дали дворянство, но ни одно из дворянских собраний не согласилось приписать его в свои дворяне".


Наконец, Яков Поляков пожертвовал много денег на благотворительные цели в городе Таганроге, и его приписали в дворяне области Войска Донского с единственным условием - никому об этом не сообщать (
Феликс Кандель)


О болотах, кстати, в «Анне Карениной» тоже есть:


Облонский рассказал про прелесть охоты у Мальтуса, на которой он был прошлым летом. Мальтус был известный железнодорожный богач. Степан Аркадьич рассказал, какие у этого Мальтуса были в Тверской губернии откуплены болота, и как сбережены, и о том, какие экипажи, догкарты, подвезли охотников, и какая палатка с завтраком была раскинута у болота.

— Не понимаю тебя, — сказал Левин, поднимаясь на своем сене, — как тебе не противны эти люди. Я понимаю, что завтрак с лафитом очень приятен, но неужели тебе не противна именно эта роскошь? Все эти люди, как наши откупщики, наживают деньги так, что при наживе заслуживают презренье людей, пренебрегают этим презреньем, а потом бесчестно нажитым откупаются от прежнего презренья.


В
комментарии Э.Г. Бабаева к «Анне Карениной»:


Мальтус был известный железнодорожный богач. — Мальтус — имя вымышленное, но не без намека на известного экономиста Т.-Р. Мальтуса (1766—1834), чьи идеи о «неравномерном приросте населения» использовались буржуазными идеологами для оправдания «борьбы всех против всех» и для обоснования «права сильных». Мальтус в романе Толстого — один из «железнодорожных королей», которые в 70-е годы играли огромную роль в промышленности. Это были Губонин, Кокорев, Блиох, Поляков, фон Дервиз. «В те времена царил принцип частного железнодорожного строительства и эксплоатации. Во главе частных обществ стояло несколько лиц, про которых можно сказать, что они представляли собою железнодорожных королей, — пишет в своих «Воспоминаниях» С. Ю. Витте. — ...Так как железные дороги имели значительную часть своих капиталов, гарантированную государством, а у иных дорог и весь капитал был гарантирован государством, то, в сущности говоря, эти железнодорожные короли заняли такое положение в значительной степени благодаря случайности, своему уму, хитрости и в известной степени пройдошеству» (С. Ю. Витте. Воспоминания, т. III. М., 1921, с. 93).


Tags: еврейская история, литература, русская ласка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments