hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Category:

В продолжение темы

Франция до 30-х годов очень уважала такое понятие, как crime passionel. Тогдашняя юриспруденция могла оправдать на этих основаниях убийство или присудить к минимальному наказанию. Конечно, французы в основном относили это к убийствам из ревности, но политические страсти нередко признавались страстями. 

В 1914 году присяжные оправдали на этом основании Генриетту Кайо, жену министра финансов Жозефа Кайо, застрелившую издателя Фигаро Гастона Кальметта (брата Альбера Кальметта, автора известной вакцины Кальметта-Герэна, BCG). Кальметт хотел опубликовать письма ее мужа, и она имела основания полагать, что публикация этих писем будет концом его политической карьеры. 

В 1919 году на этом же основании присяжные оправдали Рауля Виллэна, убившего в 1914 году Жореса. Вилэн, член "Молодежной лиги за освобождение Эльзаса и Лотарингии", был возмущен пацифистской агитацией Жореса и убил его 31 июля 1914 года. Он, правда, был интернирован до окончания войны, и тем самым отсидел в тюрьме 5 лет. 

Тем более снисходительно присяжные относились к политическим страстям в эмигрантской среде. В 1920 году албанский революционер Авни Рустеми застрелил албанского же политического деятеля Эссада-пашу. Я не смог понять, кто там за кого, и думаю, что парижские присяжные тоже. Албания считала, что Рустеми действовал, как итальянский агент, и в отместку казнила 300 итальянских военнопленных. Главное, что passion была налицо, и присяжные с готовностью оправдали убийцу. 

9 июня 1926 года, через 2 недели после убийства Петлюры, грузин-эмигрант Мерабашвили застрелил известного эмигранта Вешапели. Вешапели в прошлом был депутатом гос. думы, затем лидером национально-демократической партии, а с 1924 года, говоря языком того времени, "перешел на советскую платформу" и издавал в Париже просоветскую газету "Новая Грузия". 

Le Petit Parisien 11/6/1926
 

Мерабашвили сказал на суде, что все его близкие были убиты большевиками. С 1924 года он, потрясенный ренегатством Вешапели, решил его убить. Полиция нашла этому документальное подтверждение: первый номер газеты "Новая Грузия", 1924 года, и на нем надпись рукой Мерабашвили: "Убью гада" (или аналогично). Суд над Мерабашвили состоялся на несколько месяцев раньше, чем над Шварцбардом. Просоветский адвокат Анри Торрес, защищавший Шварцбарда, на этом процессе представлял семью Вешапели, подавшую параллельный гражданский иск против социал-демократической партии, к которой принадлежал Мерабашвили. СД партия осудила Мерабашвили , Торрес процесс проиграл, а присяжные оправдали Мерабашвили - passion была налицо. 

Очень часты были политические столкновения между итальянцами-антифашистами и фашистами. В сентябре 1927 года итальянец-анархист застрелил итальянского вице-консула, графа Нардини. Убийца объяснил, что консул отказался выдать паспорт его жене. Суд приговорил убийцу к 2 годам тюрьмы. Это вызвало возмущение Муссолини и серьёзный конфликт между Италией и Францией. 

Le Petit Parisien 13/9/1927
 

В апреле 1930 года в парижском кафе была перестрелка между итальянцами-коммунистами и фашистами. В результате один коммунист ранен, два фашиста, Форкари и Верреккиа, убиты. Суд оправдал всех участников. 

Вся лафа закончилась, по-моему, в 1932 году, когда русский эмигрант Горгулов убил президента Думера. Он объяснял, что сделал это в отместку Франции за то, что она не выступила войной против большевиков. В этом случае адвокаты настаивали даже не на passion, а на натуральной невменяемости. Медицинская экспертиза, впрочем, сочла его вменяемым, а прокурор на суде заявил: "Впечатление безумного, производимое обвиняемым, объясняется его национальностью". 

Таким образом, те, кто считают, что парижский суд, оправдав Шварцбарда, вынес приговор Петлюре, заблуждаются. Парижских присяжных интересовало, были ли действия Шварцбарда продиктованы passion. Убедившись в этом, они с легкой душой оправдали Шварцбарда, тем более, что к моменту суда он уже отсидел полтора года. 

Коммунистическая Humanité горячо поддерживала оправдание Шварцбарда, и столь же горячо осуждала оправдание Мерабашвили. Но, чтобы понять мироощущение парижских присяжных, лучше всего читать Le Petit Parisien:

Симпатичный Самуэль Шварцбар, уроженец Смоленска – как большинство парижан – убил на улице Расина – в Париже, а не в Смоленске – «генерала» Петлюру. Есть в этом деле что-то необычное. Это то, что Шварцбар, собираясь убить Петлюру, действительно убил Петлюру. Это то, что, собираясь убить Петлюру, Шварцбар не убил, из-за небольшой ошибки, прохожего по имени Дюпон или Дюран – помните эти простые старые имена, которые когда-то носили парижане - не уроженцы Смоленска.  

 См. предыдущие посты здесь, здесь и здесь.


 
Tags: история
Subscribe

  • (no subject)

    Ликуд со своим постоянным рефреном "Мы оставили страну с атомной бомбой нулевой заболеваемостью, а вы за короткое время…

  • (no subject)

    Пришел по СМС опросник к выборам: Голосуем за <Смотрича> - наберите 1 Колеблемся - наберите 2 Не заинтересован в правом правительстве - 3 Я…

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments