May 1st, 2007

(no subject)

В 2003 году мы с детьми были в незалежной Латвии, в Саулькрастах. Полина порылась в телефонной книге, произвела некоторые дедуктивные действия и позвонила Анне Яновне, у которой останавливалась 20 лет назад. Когда мы приехали, Анна Яновна полезла на чердак и достала оттуда коробку с полиниными вещами, пролежавшими 20 лет. Фаянсовая чашка с надписью «Статен телом, а хорош ли делом» за 20 лет на боку несколько сплющилась. К сожалению, недавно разбилась.
 
Так вот, у латышей по-немецки четкая доктрина: все, что произошло во время незаконной оккупации, незаконно. И должно быть исправлено любой ценой.
 
Например: в 1940 году латышские стрелки конфисковали дом эмигранта. Дом стал государственным, и по ордеру выдан семье, которая с тех пор в нем живет. Если теперь придет хозяин дома и потребует его назад, ему выдадут. А семью выставят на улицу. Без компенсации. За что? Они тут и так незаконно пользовались 60 лет.
 
Причем национальность проживающего значения не имеет. Брат Анны Яновны – латыш. Если бы не его новолатышский сынок, ему бы жить было негде.

(no subject)

Знаете, что по Фоменко Париж и Прага - это один и тот же город. Звучит почти одинаково, и в обоих былы либеральные волнения в 1968 году (слышал от </font></a>tozhe_igor ).

А сам вдруг подумал - 90-е годы можно охарактеризовать тем, что у власти или около нее оказались молодые люди 60-х годов и стали пытаться реализовать свои утопии. Это объединяет Клинтоновскую Америку, Ельцинскую Россию и Ословский Израиль. Уж не говоря о Гавеле или Йошке Фишере.

А по прошествии 90-х Маниловы (или Чичиковы, под них маскирующиеся) сменились Собакевичами : Рамсфельдом, Путиным, Шароном.