September 4th, 2007

(no subject)

 Мой прапрадед по другой линии был николаевским солдатом - видимо, не кантонистом, были и такие, кого призывали взрослыми. После 25-летней службы они имели право жительства в любом месте. Он выбрал город Новый Маргелан - столицу Туркестанского края. После описанной Акуниным загадочной смерти Ахиллеса город переименовали в Скобелев, теперь Фергана.

Город был русским - без мусульман, и даже без бухарских евреев. Но небольшая община ашкеназим там было. Двум сыновьям прапрадеда и в голову не могло прийти жениться на местных - они поехали жениться в Вильну, и женились на двух сестрах. Тогда еще не было железных дорог, привезли их к себе караваном. Каждая из сестер родила по пять детей, потом одна из сестер умерла, а бабушкина мать воспитала всех десятерых.

В Скобелеве была хорошая гимназия, большинство учителей были ссыльные. А учиться в университет ехали в Томск. Моя бабушка - в 1917 году...

Самый известный из братьев стал медицинским светилом - академик Иосиф Кассирский. А самый симпатичный - Арон, которому в 1917 году было 15 лет. Он из всех был самым красным. В 18 году ездил по станицам вместе с гимназическим учителем агитировать за большевиков. Как уцелел - сам не понимал. 

А в 1925-м году ушел из партии, что, надо полагать, еще раз спасло ему жизнь. Справедливости ради надо сказать, что во время войны, будучи артиллерийским капитаном, снова вступил.

Я еще помню, как в 60-е годы раз в год бабушка причипуривалась и уходила в ресторан на встречу ферганского землячества.

(no subject)

Про своего деда по отцовской линии, чью фамилию я ношу - я не знаю почти ничего. Он из Вильны, согласно сохранившемуся черновику автобиографии 1937 года (тот еще источник):

"... родился в семье литератора, <переводившего> [зачеркнуто]..."

Учился математике и медицине в Вене и Мюнхене, затем вернулся в Россию, экстерном сдал экзамены в Военно-Медицинской академии в Петербурге, был военным врачом в течение 1-й мировой войны, затем, во время гражданской войны, врачом на корабле, ходившем из Одессы в Батум, и так оказался на Кавказе и потом в Баку.

Старые бакинцы его, как правило, помнят, как всем известного врача.

Остальная семья по-прежнему жила в Вильне, в 1941 году он собирался с моим отцом с ними повидаться, но по случайности не поехал...

Его звали Иосиф Липманович Идельсон. Недавно я нашел бундовца Марка Липмановича Идельсона в списке проехавших в пломбированом вагоне. Интересно, не брат ли? Он вроде, тоже рассказывал о бундовских симпатиях. В те времена не очень-то рассказывали. <UPD С другой стороны, отец говорит, что ни о каком Марке никогда не слышал. А об отсутствии симпатий к другому пассажиру вагона - слышал.>

Он умер в 1949 году, довольно молодым. В Баку все по-другому, но подозреваю, что по совокупности для "дела врачей" в местном варианте он идеально подходил.

Уже зная, что скоро умрет, он оставил трогательное письмо моему отцу, в котором писал, что не оставляет ему богатств, но оставляет незапятнанное имя.