March 3rd, 2011

(no subject)

Все пишут и пишут в связи с 80-летием Горбачева, в моей ленте, главным образом, тепло.

Но, тепло или холодно, все пишут, как о совершенно уникальном явлении. А между тем, явление более чем типичное: реформатор или революционер, оказавшийся на взлёте в первый, как правило, бескровный и эйфорический, период революции. А дальше происходит революция в головах, и вчерашний смелый реформатор оказывается далеко позади сдвинувшегося общественного мнения, и революция заходит гораздо дальше, чем хотел и имел в виду реформатор.

Таких примеров можно привести множество.

Мирабо и Дантон во Франции
Милюков и Керенский в России
Шапур Бахтияр в Иране
де Клерк в Южной Африке и епископ Музорева в Родезии/Зимбабве
принц Нородом Сианук в Камбодже

И еще можно много насчитать.

В литературе - король Матиуш.

Те, кто с самого начала поддерживал революцию, склонны ностальгически тепло относиться к такого рода персонажам, а те, кто с самого начала относились отрицательно - склонны винить их во всём дальнейшем.