October 22nd, 2013

Старушка убивается - плачет

Помимо известного понятия предвыборной экономики, я бы еще ввел понятие предвыборной экологии. Весь город, блин, увешан плакатами. На каждой машине под дворниками - с полдюжины листовок разных партий. Всему этому - короткая дорога из бразильских джунглей до израильских свалок!


Больше всего порадовала листовка ШАС на русском языке: мол, рав Овадия признал армейские гиюры, в благодарность голосуйте за нас. На обороте - аналогичный текст на иврите, адресованный эфиопам: мол, рав Овадия в свое время признал эфиопов евреями, в благодарность... ну, и так далее. На иврите хоть грамотный текст, а на русском редакторе они явно не разорились.


Вообще должен сказать, что идея быть благодарным за hалахическое постановление мне не близка. "Цедек, цедек тирдоф" - за что тут благодарить?! За то, что истина оказалась в твою пользу?

UPD. Уважаемый barmaleo поместил еще и покруче в Иерусалиме: герб НКВД на плакате харедимского списка "Бней Тора".

(no subject)

Апдейт к пред-предыдущему посту про плакат с гербом НКВД .



Мне там написали, что это креатив конкурентов: мол, досы голосуют по приказу, как в сталинской России. Но, оказывается, нет. Известный г-н Задиран выступил в защиту креатива. Авторство, правда, отрицает, но говорит, что вращается в кругах, близких к автору. По крайней мере, понимает, какой смысл несет этот плакат. Цитирую:

Только глупцы могут не понять содержание! Это очень креативный кампейн, который говорит о том, что нужно бороться с террором, как в России. Жестко, принципиально, бескомпромиссно. Список выступает с ультраправой позицией. Хватит уже давать арабам волю, хватит им разрешать творить в Иерусалиме, что хотят...

<..>

Нет, идея не моя. Но я в курсе этого кампейна, и какой "месер" он несет.
Не верю, что никто из вас ничего не понял, вы уж извините. Просто делаете вид, потому что поддерживаете другие списки.


Ну, это, по крайней мере, лучше. Я не люблю необъяснимых историй.

(no subject)

Интересно."Смерть Вазир Мухтара" вышла в 1928 г. Там есть вот такая сцена, где Грибоедов спорит с сосланным в армию Паскевича декабристом Бурцовым.

- Ага, - протянул Грибоедов с удовольствием, - ну а Кондратий Федорович был человек превосходный... человек восторженный...

   Бурцов вдруг побледнел.

   - Кондратий Федорович, вкупе с вами, мужика бы непременно освободил, литературою управлял бы...

   <..>

   - А я не договорил, - сказал он почти спокойно. - Вы бы как мужика освободили? Вы бы хлопотали, а деньги бы плыли. Деньги бы плыли, - говорил он, любуясь на еще ходящие губы Бурцева, который не слушал его. - И сказали бы вы бедному мужику российскому: младшие братья...

   Бурцов уже слушал, открыв толстые губы.

   -... временно, только временно не угодно ли вам на барщине поработать? И Кондратий Федорович это назвал бы не крепостным уже состоянием, но добровольною обязанностью крестьянского сословия. И, верно, гимн бы написал.



Спрашивается - можно ли в 1928 г. считать это фигой в кармане и намеком на коллективизацию? Или в это время параллель колхоз-барщина была еще не очевидна?