April 5th, 2016

(no subject)

…с «Габимой» связано интересное воспоминание. «Габима» получала государственную субсидию. Некоторая часть московского еврейства восстала против субсидирования такого учреждения, которое играет на древнееврейском, для многих непонятном языке. Это-де никому не нужно, это «буржуазная затея». Они сильно действовали в правительственных кругах, дабы сорвать эту ассигновку и добиться ассигновки для театра, где бы давались представления на жаргоне <т.е. ГОСЕТа, Г.И.>. Тем временем «Габима» разослала приглашения на диспут, который она устроила в одном из театров, и пригласила представителей театрального мира и своих недоброжелателей на генеральное сражение. И вот тут я увидел картину, которая раскрыла мне неизвестные для меня стороны еврейства.

Нужно ли говорить, что противники «Габимы», восставшие против «буржуйной затеи» и требовавшие театра на жаргоне, были коммунисты? Здесь что было интересно: во-первых, картина евреев-коммунистов. Много я видел людей яростных за эти годы, людей в последнем градусе каления, но таких людей, как еврей-коммунист, я не видал. В его жилах не кровь, а пироксилин: это какие-то с цепи сорвавшиеся, рычащие, трясущиеся от злобы. Но затем, второе, что было интересно: ненависть еврея-коммуниста к еврею-некоммунисту. Опять скажу: много я видел людей, распаленных ненавистью, и в жизни видал их, и на сцене видал таких, видал расовую ненависть, ненависть классовую, ненависть ревности, но никогда не видал, на что способен родич по отношению к родичу только за разность в убеждениях. В далеких тайных недрах истории должны лежать корни этой ненависти. До чего доходило! Габимистов обвиняли в «Деникинстве», их обвиняли в спекулятивных целях: постоянно выплывало в качестве ругательного слова — «сухаревцы»; это потому, что на Сухаревке был тайный рынок в то время, когда продажа имущества была запрещена. Но самое страшное для них слово, даже только понятие, при далеком ощущении которого они уже вздымались на дыбы, — это «сионизм». Это стремление некоторой части всемирного еврейства устроить в Палестине свое государство, это стремление к национализму перед глазами евреев-коммунистов-интернационалистов вставало каким-то чудовищным пугалом. Можно себе представить, что для них это зарождение национальной идеи, идеи отечества в самом чреве, в самой матке коммунизма...

Collapse )

(no subject)

В продолжение прошлого поста: стенограммы двух диспутов о "Габиме", соответственно, 16 февраля и 13 марта 1920 г. (а не 19, как я написал в прошлом посте), а также докладная записка Еврейского подотдела Наркомнаца о недопустомости поддержки "Габимы”.

Из книги Иванов В. В. Русские сезоны театра Габима. М.: Артист. Режиссер. Театр, 1999. 317 с.

Интересно было заметить среди горячих защитников "Габимы" Я. Блюмкина.

Идиш в Израиле-1

Государство Израиль
Совет по контролю за фильмами и постановками

Иерусалим 25 тевета 5711 г.
3.11.51

Уважаемому г-ну Аhарону Островскому
ул. ХХХ
Тель-Авив

Дело: его просьба о <разрешении> постановки "Два Кунилемела"

В ответ на его письмо от 27 декабря 1950 г., мы имеем честь сообщить ему, что в соответствии с решением Совета по контролю за фильмами и постановками, местным группам не разрешается ставить постановки на идиш. Постановки на идиш дозволяются только гостям, приезжающим в Землю Израиля с визитом.

С уважением,

Киселев
Председатель Совета

Копия:
·         в отдел уголовного расследования, центральное управление полиции
·         начальнику полиции тель-авивского дистрикта


1 июня 1951 года Тель-Авивский окружной суд вынес условный приговор в связи с тем, что Тель-Авивский театр продолжал без разрешения ставить постановки на идиш. А когда театр продолжал играть, оштрафовал его руководителя Натана Вольфòвича на 20 лир.Collapse )