hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Category:

Для того ли разночинцы…

 В прошлом посте я упомянул повесть Трифонова "Предварительные итоги". Не знаю, читают ли ее теперь, и многие ли из тех, кто читают мои опусы, ее помнят. Написанная в 1970 г., эта, на мой вкус, лучшая, книга хорошего писателя говорит о том же явлении, которое Солженицын через несколько лет назвал образованщиной. Это очень злой портрет, можно сказать - памфлет. 

В книге сосуществуют: обыкновенные люди - семья лирического героя - пораженные новой гнилью, - и человек необыкновенный, как бы центр кристаллизации этой гнили: репетитор Гартвиг. При счастливом прочтении я заметил, что и структура, и описание необыкновенного человека, - напомнили мне что-то хорошо знакомое из школьной программы. "Что делать" - конечно! там та же структура. Отдельно изображены "обычные" новые люди, а отдельно - "необыкновенный" Рахметов. Ниже в таблице я сопоставил описание Гартвига и описание Рахметова. 

Гартвиг - человек особый.

Таких людей, как Рахметов, мало: я встретил до сих пор только восемь

образцов этой породы

Своей короткой стрижкой и черной бородкой смахивает на француза. (Говорит, что мать гречанка, а отец из обрусевших немцев.)  

Рахметов был из фамилии, известной с XIII века, то есть одной из древнейших не только у нас, а и в целой Европе. В числе татарских темников, корпусных начальников, перерезанных в Твери вместе с их войском, по словам летописей, будто бы за намерение обратить народ в магометанство (намерение, которого они, наверное, и не имели), а по самому делу, просто за угнетение, находился Рахмет.

И при всем фанфаронстве - интеллигентнейший господин. Знает четыре языка, читает латинских авторов в подлиннике. Занимается он ранним средневековьем, историей религии. Фома Аквинский, Дунс Скот и так далее.  

…за два года до той поры, как сидел он в кабинете Кирсанова за толкованием Ньютона на "Апокалипсис", возвратился в Петербург…

…это здоровяк, каких мало. Ему тридцать семь лет, он смугл, жилист, на лыжах бегает, как эскимос, а на велосипеде гоняет по шоссе - его любимое занятие,- как истинный гонщик.

Стал очень усердно заниматься гимнастикою; это хорошо, но ведь гимнастика только совершенствует материал, надо запасаться материалом, и вот на время, вдвое большее занятий гимнастикою, на несколько часов в день, он становится чернорабочим по работам, требующим силы…

Он мог неожиданно уйти из института (взять академический отпуск), уехать в Одессу, поступить матросом на торговый корабль и на долгое время исчезнуть из жизни своих друзей и близких. <..>… он два месяца бродил по Украине, работал где косарем, где сборщиком яблок, дорожным рабочим.

<..>

Зимою он вдруг явился к нам в телогрейке, валенках и сказал, что уезжает на месяц в Калининскую область: завербовался в артель лесорубов. Говорят, интересный народ эти лесорубы. Пощупать их психологию. 

…потом скитался по России разными манерами: и сухим путем, и водою, и тем и другою по обыкновенному и по необыкновенному, - например, и пешком, и на расшивах, и на косных лодках, имел много приключений, которые все сам устраивал себе

<..>

Через год после начала этих занятий он отправился в свое странствование и тут имел еще больше удобства заниматься развитием физической силы: был пахарем, плотником, перевозчиком и работником всяких здоровых промыслов; раз даже прошел бурлаком всю Волгу, от Дубовки до Рыбинска.

…меня вдруг ударило: господи, да ведь он меня изучает! Он же на меня досье заводит! Нет, не в вульгарном смысле, а именно - в научном, для каких-то своих специальных работ и целей.<..>

<Он> сказал, что он расспрашивает меня, как доктор - пациента. Не рассказать ли, каков у меня стул? И как я исполняю супружеские обязанности? Он серьезно сказал: это было бы интересно! Затем заметил, что действительно в разговорах с людьми старается получать как можно больше информации. Ничего другого не остается. Ведь наши обыкновенные беседы, сказал он, не выходят за рамки пустой болтовни, передачи слухов, анекдотов и перемывания косточек общих знакомых. Вместо обмена мыслями мы обмениваемся слухами.

…постоянно соблюдая то же правило, как в чтении: не тратить времени над второстепенными делами и с второстепенными людьми, заниматься только капитальными, от которых уже и без него изменяются второстепенные дела и руководимые люди. Например, вне своего круга, он знакомился только с людьми, имеющими влияние на других. Кто не был авторитетом для нескольких других людей, тот никакими способами не мог даже войти в разговор с ним. Он говорил: "Вы меня извините, мне некогда", и отходил.

…он был дважды женат на ярких женщинах, на кинозвезде и на цыганке из театра "Роман", танцовщице, но разошелся с обеими и сейчас живет с некоей Эсфирью, врачихой, страшненькой, но очень доброй, она разрешает ему все его чудеса. Мне он сказал: "Красивые женщины меня уж не волнуют. Этот этап я, слава богу, прошел". Не знаю, что тут было: бравада или неуклюжее заверение в том, чтобы я не беспокоился. Я, разумеется, принял последнее, почувствовал себя задетым и сказал грубо: "Но вы-то красивых женщин когда-нибудь волновали?" - "Мно-гаж-ды!" Вот такой фанфарон.  

Дама была вдова лет 19, женщина не бедная и вообще совершенно независимого положения, умная, порядочная женщина. Огненные речи Рахметова, конечно, не о любви, очаровали ее: "я во сне вижу его окруженного сияньем", - говорила она Кирсанову. Он также полюбил ее. Она, по платью и по всему, считала его человеком, не имеющим совершенно ничего,   потому   первая призналась и предложила ему венчаться, когда он, на 11 день, встал и сказал, что может ехать домой. "Я был с вами откровеннее, чем с другими; вы видите, что такие люди, как я, не имеют права связывать чью-нибудь судьбу с своею". - "Да, это правда, - сказала она, - вы не можете жениться. Но пока вам придется бросить меня, до тех пор любите меня". - "Нет, и этого я не могу принять, - сказал он, - я должен подавить в себе любовь: любовь к вам связывала бы мне руки, они и так нескоро развяжутся у меня, - уж связаны. Но развяжу. Я не должен любить".

 Трифонов, как известно, происходит из семьи революционеров: и репрессированные родители, и воспитавшая его бабушка - старые большевики. Сегодня нам трудно это представить, но, конечно, он воспитан в почтительном отношении к роману и героям Чернышевского. Через немного лет после "Предварительных итогов" он напишет роман о Желябове. 

В острой публицистической статье 1976 г. «Нечаев, Верховенский и другие...» Трифонов противопоставляет "хороших" народовольцев - "плохим" современным террористам - группе Баадера-Майнгоф, в его глазах, преемникам Нечаева. 

В 1976 году в Мюнхене в разгар судорожных споров о группе Баадера- Майнхоф автору этих строк был задан вопрос: чем отличаются русские террористы прошлого века от террористов теперь? Автор ответил: «тем, что не убивали невинных людей». Тут очень существенное различие. Отношение к смерти - своей и чужой - есть вопрос кардинальный и планетарный. В нем судьбы планеты. Террористы прошлого века (за исключением Нечаева, но он предтеча) убивали только врагов, представителей самодержавной власти, а возможность гибели людей сторонних приводила их в ужас и заставляла порой откладывать покушения. Террористы теперь не останавливаются ни перед чем: взрывают самолеты, поезда, аэропорты, универмаги, народное гулянье и площади... И это нечаевщина в чистом виде. Это то самое, к чему призывал Нечаев и в чем признавался мелкий бесенок Лямшин из романа Достоевского: «...всех обескуражить и изо всего сделать кашу, и расшатавшееся таким образом общество, болезненное и раскисшее, циническое и неверующее, вдруг взять в свои руки, подняв знамя бунта». 

Таким образом, в устах Трифонова, пародийная параллель между Гартвигом и Рахметовым действительно должна показать, что новое явление образованщины имеет направление, противоположное традициям интеллигенции.


 

 

Tags: литература
Subscribe

  • (no subject)

    Я очень люблю эту фотографию. И она, конечно, посвящена дню Победы. Но, чтобы не ходить путями эморейцев и не подставлять плечо подлым тварям,…

  • Про обременение года

    Санhедрин 26 а-b Р. Хия бар Зарнуки и р. Шимон бен Йеh оцадак отправились обременить год [т.е. назначить високосный год с тринадцатым месяцем] в…

  • (no subject)

    Смотря фильм Хичкока The Paradine Case, сдуру принял актрису из эпизода за Мэгги Смит, пока не сообразил, что фильм 1947 г., когда Мэгги Смит было 13…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments