hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Category:
Недавний разговор с Молли напомнил мне о таком удивительным элементе англо-американского права, как закон Qui tam.
  
Формула qui tam  - это сокращение от qui tam pro domino rege quam pro se ipso in hac parte sequitur - буквально "который подает в суд в равной степени от имени короля и от своего имени".
  
В старой Англии это выглядело так: если некто нарушает закон, и в наказание за это нарушение полагается конфискация имущества, я, на свои деньги, могу подать на него в суд. Если я докажу перед судом, что он действительно нарушает закон - суд приговорит его к конфискации, а мне, как инициатору полагается значительная часть конфискованного имущества, в разные времена от 50 до 25%.
 
 
В Англии начала XIX века были специальные профессиональные сутяги, которые зарабатывали, например, тем, что подавали в суд на тех, кто нарушает субботний отдых, то есть, естественно, воскресенье. Таковое сутяжничество очень сильно возненавидели, и примерно к середине XIX века приняли меры, чтобы оно сошло на нет.
 
 
Колонисты привезли этот закон с собой в Америку. Но новую жизнь в него вдохнул Линкольн. Во время войны ему нужно было придумать эффективное средство против жуликов-подрядчиков, наживавшихся на поставках. Он ввел закон под названием False claim act , по которому человек, который знает, что подрядчик обманывает государство, имеет право подать на обманщика в суд и получить до 50% суммы, которую суд заставит выплатить. Дальнейшие поправки ограничили действие закона ситуацией, когда знание человека действительно нетривиальное - а не из газет прочитал, и когда он имеет отношение к делу.
  
В наше время закон нередко используется, когда человек, который работает в фирме и знает, что она проворачивает какие-то темные дела - раскрывает их перед судом. Если среди пострадавших есть государственное учреждение - Пентагон, НАСА, Медикэйд, - и его без его информации прокуратура бы не справилась, он может получить значительный процент.
 
 
Одно из самых крупных дел такого рода связано с фирмой Gambro Healthcare, производящей аппараты для диализа. Ее сотрудник Dr Steven Bander раскрыл, как фирма надувала Мэдикэйд: делала ненужные дорогостоющие проверки, давала откаты (по-английски kickbacks) врачам, которые от имени Медикэйда сотрудничали с ней, а также открыла специальную фиктивную дочернюю посредническую фирму Gambro Supply, чтобы еще накручивать стоимость.
 
 
Короче, в 2005 г. фирма должна была заплатить государству убытки в размере $325 млн, а Dr Steven Bander получил $56 млн. Судя по этой фотографии, они не пошли ему в прок.
  
Мне, однако же, больше нравится молекулярно-биологическая драма, развивавшаяся в конце 1990-х-начале 2000-х годов.
  
Как известно, для повсеместно распространенного метода PCR (Polymerase chain reaction) необходима ДНК-полимераза Taq из термофильных бактерий Thermus aquaticus, живущих в горячих источниках. Метод включает в себя многократное нагревание раствора до 90 °C, и фермент должен это выдерживать. И фермент, и сам метод были в то время защищены патентом, принадлежавшим фирме Hoffmann-la Roche. В какой-то момент относительно небольшая фирма Promega стала продавать направо и налево свою Taq-полимеразу. Hoffmann-la Roche подала на нее в суд. Promega ответила, что патент недействителен: есть prior art, то есть полимераза из была уже описана в литературе (по-русски) в 1980 г. На суде было еще восхитительное обсуждение, это та же самая полимераза или другая. Hoffmann-la Roche утверждала, что другая, так как у нее другой молекулярный вес. А Promega  - что та же самая, но молекулярный вес определяли другим методом. Кто понимает, в 1980 г. - аналитическим центрифугированием (и это тогда был golden standard), а Cetus, впоследствии продавший патент Hoffmann-la Roche - SDS-электрофорезом, который стал golden standard в начале 1980-х  гг.
 
 
Короче, Promega выиграла - по крайней мере, в первичном суде. Патент был объявлен недействительным. И тут она сделала новый ход. Поскольку Hoffmann-la Roche, пользуясь незаконным патентом, продавал полимеразу по монопольной цене, в том числе и государственным учреждениям, она, пользуясь законом Qui tam, подала в суд на Hoffmann-la Roche.
 
 
Насколько я знаю, суд им отказал. Дескать, ущерб, нанесенный самой Промеге, не очевиден. А сведения ее - не оригинальные: результат не ее собственного расследования, а решения суда.
 
Tags: хранил он в памяти своей, человек из окон
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments