hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Если он не виноват, как поляк, то виноват, как дурак

В 1847 г. разразился скандал вокруг публикации в “Северной пчеле” еще в середине 1846-го года (№ 284) баллады графини Растопчиной ”Насильный брак”. Содержание ее - диалог между бароном и его женой.



Барон:

Ее я призрел сиротою

И раззоренной взял ее,

И дал с державною рукою

Ей покровительство мое,

Отдел ее парчой и златом,

Несметной стражей окружил;

И враг ее чтоб не сманил

Я сам над ней стою с булатом...

Но недовольна и грустна

Неблагодарная жена

Я знаю, жалобой, наветом

Она везде меня клеймит,

Я знаю - перед целым светом

Она клянет мой кров и щит,

И косо смотрит исподлобья,

И повторяя клятвы ложь,

Готовит козни, точит нож...

Вздувает огнь междуусобья...

С монахом шепчется она,

Моя коварная жена!!!...

Жена:

Раба-ли я или подруга -

То знает Бог! Я-ль избрала

Себе жестокого супруга?

Сама-ли клятву я дала?

Жила я вольно и счастливо,

Свою любила волю я...

Но победил, пленил меня

Соседей злых набег кичливый...

Я предана...я продана...

Я узница, а не жена!..

Он говорить мне запрещает

На языке моем родном,

Знаменоваться мне мешает

Моим наследственным гербом...

Не смею перед ним гордиться

Старинным именем моим,

И предков храмам вековым,

Как предки славные, молиться.

Иной устав принуждена

Принять несчастная жена.

Баллада написана в духе легкой пропольской оппозиции. Она обратила на себя внимание. Царь вызвал Орлова, ставшего после смерти Бенкендорфа во главе Ш отделения, прочитал ему балладу и сказал: “Старый барон - это я, невеста - это Польша”. Распорядился узнать, кто напечтал и сочинил. Орлов призвал Булгарина, считая, что он поместил балладу намеренно (напомним, что Булгарин поляк и мог быть обвинен в полякофильстве). Тот же на самом деле не понял иносказательного смысла баллады, думал, что в ней отразились автобиографические мотивы автора - аристократки, пахнущие скандалом, которые привлекут светских читателей(399-400). Растопчину вызвали из-за границы в Петербург, велели поселиться в Москве. Булгарин оправдывался, что он старый солдат (вряд ли напоминал, что и французской армии), верноподданый, не полонофил. По легенде, Дубельт ему сказал: “Не полонофил ты, а простофиля”. Булгарина вызвали и к Орлову. Он оправдывал свой недосмотр срочной работой, повторял: “Мы школьники. Мы школьники”. Орлов взял его за ухо, подвел к печке, поставил на колени, а сам более 2 часов продолжал работать. Потом разрешил Булгарину встать с колен и произнес: “помни, школьникам бывает и другого рода наказание”. Царь же, которому передали оправдания Булгарина, будто бы сказал: ”Если он не виноват, как поляк, то виноват, как дурак”. У всех нашелся повод показать свое остроумие. К виновнику отнеслись снисходительно (всё же он был свой). На балладу Ростопчиной заказали стихотворное возражение Нестору Кукольнику. Тот написал “Ответ вассалов барону”, где достается и барону, и жене, и автору (“в чепчике поэт” - глупая, безрассудная, даже сердиться на нее нельзя, только погрозить пальцем).

Рейфман П. Из истории русской, советской и постсоветской цензуры



Tags: Польша, история, литература, правление Николая I
Subscribe

  • (no subject)

    У нас нет такой привычки кого-то убивать. Работай спокойнее, Соломон, - заметил Беня одному из тех, кто кричал громче других, - не имей эту…

  • (no subject)

    Ну что же. 100 дней будут 19 сентября, в эрев Суккот. Вот тогда и будем считать цыплят. Так у приличных людей принято, если они не больны TDS любых…

  • (no subject)

    Биби в речи в Кнессете: - Я вас прошу не испорить все, что мы сделали в экономике! Но об экономике-то я не беспокоюсь: вы назначили министром…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments