hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Отвечаю на заданную утром загадку.


Элкан, Леон — представитель так называемого "мендельсоновского" культурного движения, педагог в русской правительственной гимназии. Род. в 1759 г. в Берлине, в купеческой семье. Под влиянием, a может быть, и под личным руководством Моисея Мендельсона изучил еврейский язык и халдейский. В 1782 г. поступил в Кенигсбергский университет. Он примкнул в Кенигсберге к кружку последователей Мендельсона и принял участие в учреждении известного "Общества любителей древнееврейского языка". В 1785 г. он стал заниматься педагогической деятельностью; в 1789 г. принял место учителя в Риге в доме "лифляндского дворянского комиссара Шмуля". В 1795 г. прибыл в Петербург, где состоял наставником последовательно в двух русских домах. В 1797 г. Э. был назначен членом Рижского цензурного комитета для рассмотрения еврейских книг; состоя на этой должности получил из государева кабинета золотую табакерку. Когда в 1802 г. все цензурные комитеты были упразднены и Сенату было повелено определить цензоров на другие места, Э. занял должность в Сенате, был "причислен к герольдии". A в 1804 г. получил место педагога в харьковской гимназии. Здесь Э. нашел покровителя в лице графа Сев. Потоцкого, харьковского попечителя (он мог познакомиться с ним, служа в сенате, так как Потоцкий был сенатором), по предложению которого был назначен в 1805 г. в одесскую гимназию, где в течение многих лет преподавал историю, географию, статистику, коммерцию и немецкий язык. Э. преподавал также немецкий язык в Благородном институте. В 1813 г. он был назначен исполняющим обязанности директора гимназии, но уже в следующем году должен был подать в отставку, навлекши на себя недовольство генер.-губернатора француза Ришелье: Э. обратил внимание уч. начальства на то, что иезуиты в Одессе, имея права открывать школы лишь для католиков, объявили, что будут принимать в открываемую школу детей других исповеданий, что, по мнению Э., должно было вредно отразиться на его гимназии. Э. вышел в отставку в чине титулярного советника. Хлопоча ο награждении Э. чином, гр. Потоцкий писал в 1810 г.: "кажется, что вера его не может препятствовать в таком его производстве, особливо если взять в рассуждение, что и само правительство печется ныне ο благосостоянии его соотечественников, приучая их к трудолюбивой жизни". Э. был одним из издателей первой одесской газеты "Messager de la Russie Méridionale" (1820—23), предпринятой учителями одесской гимназии.

"Еврейская энциклопедия" Брокгауза-Ефрона

Судя по всему, сын Леона Элкана, Александр Львович Элькан (видимо, крещеный) был заметной фигурой Петербурга 1830-х гг. Вот как его описывает петербургский старожил В.П.Бурнашев:

Под именем Элькана известен сутуловатый, темнорусо-кудрявый, гладко выбритый, румяный, с толстыми яркокрасными губами, с огромными, всегда оскаленными зубами, смеющийся, веселый, постоянно чему-то радующийся господин в очках с черною оправою, встречаемый повсюду и почти одновременно, вечный посетитель всех театров, концертов, маскарадов, балов, раутов, déjeuners dansants (завтраков с танцами), загородных поездок, зрелищ всякого рода и сорта, господин-юла, неутомимый хлопотун, исполнитель возможных и невозможных (для деликатных и уважающих себя людей) поручений, всеобщий фактор, сводник, знакомый всему Петербургу, со всеми на cher ami, владеющий превосходно французским, немецким, английским, польским и итальянским языками, умеющий болтать и на многих других языках; что же касается русского языка, то этот Протей говорил на нем так чисто, так приятно, как не умеют говорить даже многие коренные русские люди.

…он знал все оттенки чистаго русскаго говора, все особенности, тонкости, все поговорки, все пословицы, все местныя русския присловья, подражал всем акцентам…

Бурнашев считал, что Элькан - агент III отделения (и так считали многие), но современный исследователь А.И.Рейтблат говорит, что Элькан не был агентом, но старательно себя за такового выдавал.

Т. Шевченко описывает Элькана в повести "Художник":

У Полицейского моста мы встретили Элькана, прогуливающегося с каким-то молдаванским бояром и разговаривающего на молдаванском наречии. Мы взяли и его с собой. Странное явление этот Элькан. Нет языка, на котором бы он не говорил. Нет общества, в котором бы он не встречался, начиная от нашей братии и оканчивая графами и князьями. Он, как сказочный волшебник, везде и нигде. И на Английской набережной, у конторы пароходства — приятеля за границу провожает, и в конторе дилижансов или даже у Средней рогатки — тоже провожает какого-нибудь задушевного москвича, и на свадьбе, и на крестинах, и на похоронах, и все это в продолжение одного дня, который он заключает присутствием своим во всех трех театрах. Настоящий Пинетти. Его иные остерегаются, как шпиона, но я в нем не вижу ничего похожего на подобное создание. Он, в сущности, неумолкаемый говорун и добрый малый и вдобавок плохой фельетонист. Его еще в шутку называют Вечным Жидом, и это он сам находит для себя приличным.

Сенковский-Барон Брамбеус называет его в своем рассказе Шпирхом:

Шпирх есть микроскопическое создание, смуглое, бледное, тощее, сухое, без тела, без крови, без чувств, без сердца, без души. Вы всегда найдете его на каком-нибудь тротуаре. Это — домовой Невского проспекта... Шпирх... беспрестанно занят какими-то делами. Он француз в тех домах, где обожают французов, даже таких, как он, и немец с теми, кто бранит все французское. По воскресеньям и в большие праздники он бывает русский, по субботам он, вероятно, возвращается к своей подлинной нации, потому что в субботу вы нигде его не отыщете. У него все исчислено на рубли и копейки — погода, ум, грязь, жизнь, красота, знакомство, страсть и удовольствие...

Говорят, что его же изобразил Лермонтов в "Маскараде" под именем Шприха, изменив всего одну букву по сравнению с Сенковским.

А многие считают, что он же был прототипом Загорецкого в "Горе от ума", хотя действие "Горя" происходит в Москве.

Говорят, что Элькан был внешне похож на Пушкина, отпустил себе такие же бакенбарды и ходил с такой же тростью. Племянник Пушкина  Л.Н.Павлищев рассказывает такую байку:

К тому же времени относится и забавная проделка известного Петербургу Элькана, получившего от дяди Александра за нее строгий выговор на улице. Записал я и этот анекдот со слов матери.

Элькан - по происхождению иерусалимский гражданин, но выдававший себя потомком татарского или арабского владыки - наверное не знаю - Эль-хана, во время обычной своей прогулки по Невскому проспекту остановлен был приехавшей из провинции какой-то любительницей отечественной литературы - так называемым синим чулком.

Принимая Элькана по некоторому сходству за Александра Сергеевича, синий чулок бросился к нему с следующим приветствием:

- Боже мой! как я рада наконец встретить вас, мусье Пушкин! Как давно стремлюсь познакомиться с вами, прочесть вам стихи мои, но никто не может меня вам представить, и вот сама представляюсь.

- Вы не ошиблись, - отвечает Элькан, - точно так, я Пушкин; завтра утром буду вас ждать у себя.

При этом Элькан сообщает синему чулку адрес Пушкина, указывая и на час приема - он и об этом по своему всеведению тоже знал, хотя с Пушкиным встречался только в клубе.

Дама, рассыпаясь в выражениях благодарности, просит, в припадке овладевшего ею литературного восторга, позволения тут же, на улице, облобызать руку творца "Евгения Онегина", на что мнимый Пушкин изъявляет свое разрешение.

Можно судить, до какой степени была поражена дама, когда пожаловала на другой день к настоящему Пушкину в гости!

Картина.

- Знаю, чьи эти штуки, - догадался Александр Сергеевич, - сильно Эльканом пахнет, но это ему даром не пройдет.

Чем кончилась дальнейшая беседа моего дяди с злополучной дамой, я не знаю, но Ольга Сергеевна говорила, что брат ее, встретив Элькана на Невском же проспекте, отпустил ему комплимент такого рода:

- Ecoutez, Е l l - К h h а n, - сказал он полушутя, напирая на якобы мусульманское произношение фамилии шутника, - si vous vous avisez dorenavant a jouer mon role, ce baton la (дядя указал на свою палку) jouera le sien sur vos epaules, en tout bien tout honneur. (Послушайте, Элль-Ххан, если еще осмелитесь разыграть мою роль, то вот эта самая палка, по чести, разыграет на ваших плечах свою собственную.)

Элькан, сознаваясь в содеянном грехе, обозвал приставшую к нему даму шутихой, с которой иначе-де и поступить было нельзя, и при этом кстати рассказал Александру Сергеевичу о трогательном обряде целованья руки на улице.

Александр Сергеевич, захлебываясь от смеха, разумеется, преложил гнев на милость. 



Tags: XIX век, история, литература, правление Николая I
Subscribe

  • (no subject)

    …<в 1927 г.) я получил письмо от Герцфельде: «Уфа» хочет инсценировать «Любовь Жанны Ней», фильм будет ставить…

  • Самоубийство Елизаветы Герцен и "Иветта"

    В декабре 1875 г. Тургенев пишет в письме Анненкову: Любезнейший П(авел) В(асильевич), <..> имею Вам сообщить новость печальную и странную:…

  • (no subject)

    Я очень люблю эту фотографию. И она, конечно, посвящена дню Победы. Но, чтобы не ходить путями эморейцев и не подставлять плечо подлым тварям,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments