hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Category:

У белых башенных ворот провинциального кремля две суровые старухи разговаривали по-французски, жаловались на советскую власть и вспоминали любимых дочерей. Из церковного подвала несло холодом, бил оттуда кислый винный запах. Там, как видно, хранился картофель.

- Храм спаса на картошке, - негромко сказал пешеход.



Ю. Щеглов в книжке "Романы Ильфа и Петрова. Спутник читателя" пишет, что это одно из очень немногих мест в "Золотом теленке", упоминающих кампанию 1929-30 гг по закрытию церквей. Другое приведенное им место:

Здесь сидит еще на своих сундуках кулак Кащей, считавший  себя  бессмертным  и  теперь  с  ужасом убедившийся,  что  ему приходит конец. Но нам с вами, богатыри, от него кое-что перепадет, в особенности если  мы  представимся ему  в  качестве странствующих монахов.



Но Щеглов еще и добавляет:

Острота Бендера имеет и другую культурно-текстовую подоплеку. В семинарской фразеологии пришедшая в упадок и небрежение церковь нередко именовалась "овощным хранилищем". Выражение это почерпнуто из Псалтири: "Приидоша языцы в достояние Твое, оскверниша храм святый Твой, положиша Иерусалим яко овощное хранилище" [псалом 78].



Семинарская фразеология меня не вполне убедила: чтобы быть столь хорошо знакомым Ильфу и Петрову, оно должно быть на слуху, а поиск в Гугле почти не находит его упоминания, за исключением собственно библейских текстов.

Но само по себе выражение заинтересовало: не может ли быть, что использование церквей под овощехранилища было осознанным действием большевиков, связанным с архетипическим образом разрушения?

Выражение "овощное хранилище" встречается только в славянском переводе, всюду, где в Септуагинте встречается слово ὀπωροφυλάκιον. Это слово нигде, кроме Септуагинты, не встречается, но корни его совершенно понятны: ὁπώρα - позднее лето/осень, а также фрукты, собираемые в этот сезон; и φυλάκιον - сторожевой пост, сторожка. То есть, не "овощехранилище", а "сторожка во фруктовом саду".

Но дело в том, что в ивритском тексте Теhилим 79:1 никаких фруктов нет вовсе. Там используется не очень понятное слово עי, עיים, означающее, судя по комментаторам и арамейским переводам, "груда камней".

Аналогично, это же слово упоминается в Миха 1:6 и 3:12. Ср. синодальный и славянский текст.

И положу Самарiю во овощное хранилище селное и въ садъ винограда
За то сделаю Самарию грудою развалин в поле, местом для разведения винограда

Сегó рáди вáсъ дѣ́ла Сióнъ я́коже ни́ва изорéтся, и Иерусали́мъ я́ко овóщное храни́лище бýдетъ
Посему за вас Сион распахан будет как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин



То же самое выражение, "овощное хранилище" = ὀπωροφυλάκιον, употребляется и в переводе Ишаяhу 1:8, где в ивритском тексте употребляется מלונה במקשה = шалаш (или какое-то место для ночевки) на бахче. Видимо, отсюда и пошла сторожка, превратившаяся в славянском переводе в овощехранилище.
Tags: ТаНаХ, вопросы перевода, литература
Subscribe

  • (no subject)

    Смотря фильм Хичкока The Paradine Case, сдуру принял актрису из эпизода за Мэгги Смит, пока не сообразил, что фильм 1947 г., когда Мэгги Смит было 13…

  • Об оскорблении ветеранов

    Обратил внимание на то, что герой Евстигнеева в "Берегись автомобиля" носит орденские планки. Естественно предположить, что у героя лет за…

  • (no subject)

    Уже много лет мне не дает покоя странная история. Когда-то, когда еще смотрели фильмы по телевизору, по израильскому каналу показывали фильм. Как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments