hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Про храм Хонио и Солнечный город

Иосиф Флавий в "Иудейской войне" (7:10:2-4) описывает еврейский храм в Египте, недалеко от Гелиополя:

...император в том убеждении, что мятежническая страсть иудеев никогда не укротится, опасаясь так­же того, чтоб они, соединившись вместе, не привлекали и других на свою сторону, приказал Лупу разрушить иудейский храм в так называемом Онийском округе. Этот египетский храм обязан своим основанием и именем следующему обстоятельству. Ония сын Симона, один из иерусалимских первосвященников, бежал в Александрию от сирийского царя Антиоха, воевавшего с иудеями. Птолемей, находившийся в разладе с Антиохом, принял его дружелюбно. Тогда Ония обещал ему привлечь на его сторону всех иудеев, если он последует его совету. Когда царь согласился сделать все возможное, он просил у него разрешения построить где-либо в Египте храм и ввести в нем богослужение по иудейскому обряду, ибо тогда, сказал он, иудеи еще решительнее будут бороться с Антиохом, опустошившим иерусалимский храм, а ему, Птолемею, сделаются еще преданнее и много иудеев ради свободы религии переселятся в его страну.

Эти соображения понравились Птолемею. Он подарил Онии место в 180 стадиях от Мемфиса, в Гелиопольском номе.  Это место Ония укрепил и построил на нем из огромных камней храм, хотя не по образцу иерусалимского, а походивший более на цитадель, вышиною в 60 локтей; жертвеннику же он придал форму иерусалимского и храм украсил такими же священными дарами, как в Иерусалиме. Только для светильника он сделал исключение: вместо стоячего светильника, он изготовил только золотую лампаду, испускавшую лучистый свет и ее он повесил на золотую цепь. Все освященное место он обвел кирпичной стеной, которая была снабжена массивными каменными воротами. Царь затем принес в дар большой участок земли, доходов с которого хватило с избытком на содержание священников и на все нужды богослужения.

Намерения Онии в этом предприятии не были безукоризненны: им руководило недоброе чувство к иерусалимским иудеям, внушенное ему памятью о его бегстве, и вот он думал, что постройкой храма ему удастся отвлечь оттуда значительную массу иудеев. Впрочем, существовало еще древнее предсказание, предвозвещенное еще шестьсот лет назад; ибо пророк Исайя прорицал постройку иудеем этого храма в Египте. Таким образом возник храм.

Правитель Александрии Луп по получении предписания императора появился в священном округе и запер храм, взяв предварительно оттуда некоторые священные драгоценности. Вскоре затем Луп умер и его преемником в наместничестве сделался Павлин (III, 8,1). Последний взял из храма все, что там еще оставалось, угрожая при этом священникам жестоким наказанием за утайку чего-либо, и, воспретив иудеям посещение священного места, запер ворота и сделал храм совершенно недоступным, так что в нем не осталось ни следа богослужения. От сооружения храма до его закрытия протекло 343 года.



Еще с большими подробностями храм Ония описан в "Иудейских древностях" 13:3:1-3. Там тоже говорится о пророчестве Ишаяhу 19: 19 о том, что в Египте будет иудейский храм:

В тот день жертвенник Господу будет посреди земли Египетской, и памятник Господу - у пределов ее.



Мы еще вернемся к обсуждению этого стиха, а пока посмотрим, как обсуждается храм Хонио в Талмуде.

В Мишне Менахот 13:10 говорится:

Коhены, которые служили в доме Хонио, не будут служить в Храме в Иерусалиме, не говоря уже о прочем <т.е. коhены, служившие идолам, тем более не могут служить в Иерусалиме>, как сказано (Мелахим 2:23:9):



И не всходили священники высот к жертвеннику Господню в Иерусалиме, но опресноки они ели вместе с братьями своими.



Таким образом, Мишна приравнивает коhенов, служащих в доме Хонио, к священникам, служащим при бамот = высотах, то есть частных жертвенниках. Конечно, запрещено приносить жертвы, кроме как в Храме или в Мишкане (Дварим 13:13-14):

Береги себя, чтобы не вознес ты всесожжений твоих на всяком месте, какое увидишь; но только на месте, которое изберет Господь в одном из твоих колен, там возноси всесожжения твои и там делай все, что я заповедую тебе.



Но это всё-таки не идолопоклонство, а во времена, когда Мишкана уже не было, а Храма еще не было, это и вовсе было разрешено.

В Гемаре (Менахот 109b)приводится длинная история, как образовался храм Хонио.

В тот год, когда умер Шимон hаЦадик, сказал он: "В этом году он умрет". Спросили его: "Откуда ты знаешь?" Сказал он: "Каждый Йом Кипур <когда я заходил в Святая Святых>, встречал меня один старец, одетый в белое и завернутый в белое, заходил он со мной и выходил со мной. В этом году встретил меня старец, одетый в черное и завернутый в черное, зашел со мной, но не вышел со мной". После праздника он болел семь дней и умер, и его братья коhены <в знак траура>  воздержались от того, чтобы благословлять Именем.

На смертном одре сказал он им: Хонио, мой сын, будет первосвященником вместо меня. И возревновал ему его брат Шим'и, который был его старше на два с половиной года. Сказал ему: пойдем, и я обучу тебя служению. Надел на него унклай и подпоясал женским поясом <Раши объясняет, что унклай - это кожаное женское платье, а Ястров - что это легкое домашнее платье, вроде пеньюара>, и поставил его перед  жертвенником. Сказал Шим'и братьям-коhенам: "Смотрите, как этот выполнил клятву , которую дал своей любимой <=жене>: в день, когда стану первосвященником, надену твой пеньюар и твой пояс. Хотели братья-коhены казнить его - убежал он в Александрию Египетскую, построил там жертвенник и приносил там жертвы идолам. <..>Слова р. Меира.

Сказал ему р. Йеhуда: Всё было не так. Хонио не принял должность первосвященника, так как его брат Шим'и был его старше на два с половиной года. И несмотря на это, возревновал Хонио своему брату. Сказал ему: пойдем, и я обучу тебя служению. Надел на него унклай и подпоясал женским поясом, и поставил его перед  жертвенником. Хотели братья-коhены казнить Шим'и, но он всё им объяснил. Хотели они казнить Хонио - он убежал от них, а они за ним. Он убежал в дом царя - они за ним, и всякий, кто видел его, говорил: "Вот он, вот он!". Бежал он в Александрию Египетскую, построил там жертвенник и приносил на нем жертвы Всевышнему, как сказано (Ишаяhу 19: 19):



В тот день жертвенник Господу будет посреди земли Египетской, и памятник Господу - у пределов ее.



Таким образом, есть два мнения танаим. По мнению р. Меира, храм Хонио - это идолопоклонство, а по мнению р. Йеhуды - запрещенный частный жертвенник, но не идолопоклонство. Более того, по мнению р. Йеhуды, так же, как писал Иосиф Флавий, об этом храме есть пророчество Ишаяhу.

Тогда Гемара задает вопрос: а как же р. Меир понимает этот стих Ишаяhу? И отвечает:

После падения Санхериба, вышел Хизкияhу и нашел <египетских> царских сыновей в золотых колесницах <Раши к стиху Ишаяhу, ссылаясь на Седер Олам, пишет "в ошейниках">, и взял с них клятву, что они больше не будут заниматься идолопоклонством, как сказано (предыдущий стих Ишаяhу 19:18):



В тот день пять городов в земле Египетской будут говорить языком Ханаанским и клясться Господом Воинств; один назовется городом разрушения (ир hаhерес).



Таким образом, у нас есть два мнения об этом пророчестве Ишаяhу. По мнению р. Йеhуды, пророчество относится к храму Хонио. По мнению же р. Меира, пророчество относится к давним событиям, сбывшимся во времена Хизкияhу: когда египетская элита, после чудесного спасения, хотя и ненадолго, признала Всевышнего и построила Ему жертвенник (что им Тора совершенно не запрещает).

И дальше Гемара задает вопрос:

Что такое ир hаhерес? И отвечает: как переводил рав Йосеф:"קרתא דבית שמש דעתידא למיחרב" - "город дома солнца, который будет разрушен". А откуда он знает, что ир hаhерес связан с солнцем? Как сказано: (Иов 9:7):



скажет солнцу (херес), - и не взойдет, и на звезды налагает печать.



Иными словами, Гемара находит в этом месте сложную игру слов: hерес (через hей) = разрушение, и херес - через хет - редкое слово, всего два раза встречающееся в ТаНаХе, означающее "солнце". Так же переводит и Йонатан бен Узиэль, так же объясняет и Раши. Так же переводит и Иероним: Civitas Solis vocabitur una. В соответствии с этим, и синодальный перевод переводит, как "город солнца". Отметим, что название известной утопии Томазо Кампанеллы происходит от этого латинского стиха.  Подозреваю, что и Незнайка в Солнечном городе происходит от "Города солнца" Кампанеллы.

Мне стало интересно, как это место выглядит в кумранской рукописи Ишаяhу. Поразительно, что в наше время можно открыть сайт кумранской рукописи Ишаяhу, выбрать нужный стих и посмотреть, что там написано. Так вот, там написано “ир hахерес “, через хет!

Qumran
עיר החרס יאמר לאחת

Кто такой "город солнца" или "город дома солнца", мы знаем - это Гелиополис, по-египетски Иуну, на иврите Он.

Этот город неоднократно упоминается в ТаНаХе, начиная с истории Йосефа: в Берешит 41:50 нам сообщают, что он женился на Оснат (=Асенефе), дочки Поти Фера, жреца из Она. И Септуагинта, и Вульгата переводят Он как Гелиополь. В Ехезкиэль 30:17 говорится:

Молодые люди Она и Пи-Весета пойдут в плен, а оне (жен.) отправятся в плен.



Пи-Весет - это Бубастис, другой культовый центр недалеко от Гелиополя. Так и переводят Септуагинта и Вульгата.

Дом солнца тоже упоминается, например, в Ирмияhу 43:13:

и сокрушит статуи в доме солнца, что в земле Египетской, и капища богов Египетских сожжет огнем.



Но вернемся к стиху из Ишаяhу. Септуагинта, а следом за ней и Славянская Библия переводят совершенно по-другому: πόλισ-ασεδεκ ; …грáдъ аседéкъ прозовéтся еди́нъ грáдъ.
Таким образом, Септуагинта не переводит, а дает слово на иврите: "ир hацедек", то есть "город справедливости". Она дает слово на иврите, как собственное имя, но в нашем ивритском тексте этого слова нет!

Выражение "ир hацедек" один раз встречается у Ишаяhу (1:26), по отношению к Иерусалиму:

...и опять буду поставлять тебе судей, как прежде, и советников, как вначале; тогда будут говорить о тебе: «город правды, столица верная».



Исследователи считают, что, возможно, расхождение связано с разным отношением к храму Хонио: авторы греческого перевода считают храм Хонио успешной попыткой воссоздания города справедливости и Храма на новом месте.

В I в. до н.э., Гелиополь был в упадке. Страбон описывает его вот так:

В Гелиополе я видел большие дома, в которых жили жрецы, ибо в древнее время, по рассказам, этот город как раз был кварталом жрецов, которые занимались философией и астрономией; теперь же это объединение перестало существовать и его занятия прекратились. Действительно, в Гелиополе я не обнаружил ни одного руководителя таких занятий, но только жрецов, совершающих жертвоприношения и объясняющих чужеземцам смысл священных обрядов... Однако в Гелиополе нам показывали дома жрецов и школы Платона и Евдокса; Евдокс прибыл туда вместе с Платоном, и они оба, по словам некоторых писателей, провели 13 лет с жрецами.



Гелиополь был в упадке, но совсем рядом с ним, в месте, которое тогда называлось Леонтополем, а в наше время – Тель  эль-Яhудийя (еврейский курган), был цветущий и богатый, и, надо полагать, популярный среди египтян храм Хонио. Видимо, его популярностью у египтян надо объяснить амбивалентное отношение Талмуда: с одной стороны, египтяне там приносят жертвы Всевышнему, и это хорошо и исполнение пророчества, а с другой - там служат настоящие коhены, и это, конечно, плохо.

С храмом Хонио, возможно связана апокрифическая повесть "Иосиф и Асенет". Она сохранилась на многих разных языках. Там сложный любовный сюжет: Асенет, дочка гелиопольского жреца, влюбляется в приехавшего по делам Иосифа. Тот отказывает ей, потому что она идолопоклонница. Она плачет и раскаивается в своем идолопоклонстве, и ей является ангел, говорит ей, что ее раскаяние принято, и что она сможет выйти за Иосифа, кормит ее каким-то удивительным медом, и дальше хэппи энд.

И пчелы были белые, как снег, а крылья их - как пурпур, и как яхонт, и как багрец, и как вышитый златом покров из виссона, и золотые диадемы были на головах их. Жала у них были остры, но они никому не причиняли вреда.



Историк Гидон Боhак утверждает, что пурпур, виссон и золото - элементы наряда первосвященника (и больше никак не упоминаются в греческой литературе), и, если так, пчелы в этом аллегорическом рассказе символизируют коhенов, а весь рассказ происходит из храма Хонио.
Tags: ТаНаХ, гемара, еврейская история, история
Subscribe

  • (no subject)

    Забавно. Монтень в " О каннибалах" описывает быт бразильских индейцев. Он ими очень интересуется, знает о них от некого человека, видимо,…

  • (no subject)

    "Огонек" 15 июня 1933 г. "Можем повторить" по-довоенному. Русский язык, правда, подкачал. Впрочем, и у нынешних патриотов не…

  • (no subject)

    Актуальная простая литературная загадка: Какой литературный герой едва не погиб по дороге в Геленджик?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments