hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

О подсудности царей

Мишна Санhедрин 2:2:

Царь не судит, и не судят его, не свидетельствует, и не свидетельствуют о нем.



В Гемаре Санhедрин 19а:

Сказал р. Йосеф: Это сказано про царей Израиля. А цари из дома Давида судят, и судят их, как сказано (Ирм. 21:12):Дом Давидов! так говорит Господь: с раннего утра производите суд и спасайте обижаемого от руки обидчика...



Интересно, что этот мидраш встречается только в Вавилонском Талмуде и от имени вавилонского аморы. Говорят, для Вавилона это актуальная политическая тема о подсудности Реш Галута, происходящего из рода Давида. В Йерушалми этот кусок из Мишны вообще никак не обсуждается, а в Дварим Раба говорится от имени р. Ирмии (израильского аморы вавилонского происхождения):

Как сказано про Давида (Тhилим 17:2): От Твоего лица суд мне да изыдет...
никто не судит царя, кроме Всевышнего.

А мудрецы говорят: "Так сказал Всевышний: сыны мои, я думал, что вы будете свободны от царства, как сказано (Ирм. 2:24) Привыкшую к пустыне дикую ослицу, <..> кто может удержать? - Как дикая ослица, которая выросла в пустыне, и нет у нее страха перед людьми, так у вас не будет страха перед царями - а вы решили по-другому и поставили над собой царей...



Таким образом, в мидраше - два известных мнения. То ли поставить царя - это заповедь, то ли это предоставленная уступка слабости людей, не удержавшихся на анархической высоте. Но по обоим мнениям царь неподсуден: то ли это высокая привилегия царю от Всевышнего, то ли наказание народу за его рабскую сущность.

Но совсем по-другому выглядит история в Гемаре. Неподсудность царей - не имманентное их право, а следствие их развращенности, а праведные цари из дома Давида подсудны (и, соответсвенно, могут отправлять суд).

А почему не судят царей Израиля? - спрашивает Гемара. - Из-за того, что случилось.

Однажды раб царя <Александра> Янная убил человека. Сказал мудрецам Шимон бен Шетах: обратите на него внимание, и привлечем его к суду. Послали они <Яннаю>: твой раб убил человека. Послал Яннай раба к ним. Послали они ему: ты тоже должен явиться, как сказано (Шмот 21:29): но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и освидетельствован при хозяине, не стерег его... Из слов "освидетельствован при хозяине " учит Тора, что хозяин быка <или раба> должен присутствовать на суде.
Пришел Яннай и сел <перед судом>.

Сказал ему Шимон бен Шетах: царь Яннай! Встань на ноги, и засвидетельствуют о тебе! Не перед нами ты стоишь, а перед Тем, кто сказал и сотворил мир, как сказано (Дварим 21:29): то пусть предстанут оба сии человека, у которых тяжба, пред Господа, пред священников и пред судей, которые будут в те дни

Сказал ему <Яннай>: <я поступлю> не так, как ты скажешь, а как скажут твои товарищи.

Посмотрел тот направо - они опустили лица долу; посмотрел налево - опустили лица долу.

Сказал им Шимон бен Шетах: вы задумчивые! Придет Владелец мыслей и взыщет с вас!

И сразу пришел Гавриэль и втоптал их в землю, и они погибли.

С тех пор постановили: царь не судит, и не судят его, не свидетельствует, и не свидетельствуют о нем.



Сравним эту историю с описанной в "Иудейских древностях" 14:9:3-4:

Между тем более выдающиеся иудеи, видя, как своевластен, отважен и властолюбив становится Ирод, явились к Гиркану и стали уже открыто обвинять Антипатра, говоря: "Доколе же станешь ты спокойно взирать на все происходящее? Или ты не видишь, что Антипатр и его сыновья разделили между собою всю власть, тогда как ты лишь по имени остаешься царем? Не закрывай же на это глаз своих, не считай себя вполне безопасным, относясь столь легкомысленно к себе и царской власти. Не обманывай себя убеждением, что Антипатр и его сыновья теперь все еще твои заместители, но обрати внимание на то, что они открыто признаются полновластными правителями. Так, например, сын его, Ирод, нарушил наш закон, казнив Иезекию и его товарищей. А между тем закон запрещает казнить без приговора суда даже преступника. Тем не менее он решился на такое деяние, не имея от тебя на то полномочия".

4. При этих словах Гиркан склонился [в пользу обвинителей], тем более, что и матери убитых Иродом возбуждали его гнев тем, что ежедневно напоминали в храме царю и народу, что он должен предать Ирода суду синедриона. Все это наконец побудило Гиркана вызвать Ирода в суд, дабы он оправдал себя в возводимых на него обвинениях. Ирод действительно явился в суд, причем отец посоветовал ему явиться туда не в качестве частного лица, но с предосторожностями и отрядом телохранителей. Сделав в Галилее нужные на всякий случай распоряжения, Ирод явился в сопровождении такого отряда, который по сравнительной многочисленности своей не мог возбудить опасений у Гиркана, но вместе с тем был достаточен для того, чтобы в случае необходимости защитить его в суде. Тем временем наместник сирийский Секст написал Гиркану письмо с предложением оправдать Ирода и с выражением угрозы в противном случае. Письмо Секста явилось для Гиркана желанным поводом освободить Ирода, которого он любил как родного сына, от ответственности перед синедрионом. И вот, когда Ирод, окруженный своим отрядом, явился в синедрион, он нагнал на всех такой страх, что никто из прежних его обвинителей не решился сказать против него ни одного слова; наступила минута всеобщего молчания, и все были в полном недоумении, что делать дальше. В таком положении один только человек, некий Самея, муж праведный и стоявший, вследствие того, выше всякого страха, поднялся со своего места и сказал: "Судьи! И ты, царь! Ни я сам, ни вы, вероятно, никогда еще не видали, чтобы таким образом являлся в суд обвиняемый. Всякий, кому приходилось когда-либо являться сюда на судьбище в качестве обвиняемого, являлся сюда в смущении и с робостью, с видом человека, желающего возбудить нашу жалость, с распущенными волосами и в темном одеянии. Между тем наш любезнейший Ирод, обвиняемый в убийстве и с этой целью приглашенный сюда, облекся в пурпур, убрал по-праздничному свою голову и явился к нам в сопровождении воинов с целью перебить всех нас, если мы по закону осудим его, а самому спастись, совершив насилие над правосудием. Впрочем, я не стану обвинять Ирода, что он более занят ограждением своей личной безопасности, чем соблюдением закона: ведь вы сами, равно как и царь, приучили его к такой смелости. Однако знайте, что Господь Бог всемогущ и что этот [юноша], которого вы теперь желаете в угоду Гиркану оправдать, некогда накажет вас и самого царя за это".

Все это действительно впоследствии вполне сбылось: Ирод, сам став царем, казнил всех судей синедриона, кроме одного Самеи, равно как самого Гиркана. Самею Ирод ставил очень высоко за его праведность, равно как за то, что, когда впоследствии город был осаждаем Иродом и Сосием, Самея уговорил народ впустить их, ссылаясь при этом на то, что вследствие греховности народа это неизбежно. Впрочем, об этом мы поговорим в своем месте.



Две истории несомненно связаны, но действующие лица отличаются. Убийца-раб царя оказывается Иродом (в Талмуде нередко подчеркивают, что Ирод - раб), у Иосифа Флавия в суд нагло является не слабый царь Гиркан, а сам раб-Ирод, и противостоит ему не Шимон бен Шетах, а современник Ирода - Шемайя.

Кстати, о том, что под именем царского раба скрывается Ирод, пишет Маhарша. Ссылается, конечно, не на Иосифа Флавия, а на "Йосифон".

А Р. Калмин, автор книги Migrating Tales: The Talmud’s Narratives and Their Historical Context обращает внимание на то, что история в Гемаре написана на разных языках: первая часть про царского раба - по-арамейски, а финал - на иврите.

Это, по его мнению, верный признак, что вся история в Гемаре скомпилирована из нескольких источников: один про судебный конфликт Александра Янная с Шимоном бен Шетахом, и другая, более поздняя - про царского раба.

Он ищет независимую историю про Шимона бен Шетаха - и находит ее, правда в не очень надежном источнике, о недавней истории которого стоит рассказать особо.

Я недавно писал о том, как караимский ученый Фиркович собрал большую коллекцию рукописей из Каирской генизы. Коллекция Фирковича хранится в РНБ в Петербурге, и с падением советской власти стала доступна для исследователей. Профессор Еврейского университета Менахем Каhана, специалист по танаическим мидрашам, нашел там рукопись караимского комментатора 11 в. Йешуа бен Йеhуды, комментарий к книге Дварим. Комментарий написан по-арабски ивритскими буквами, но, хотя он караимский, содержит множество дословных цитат из мидраша, написанных на иврите. Каhана собрал ивритские цитаты и понял, что они по языку, составу действующих лиц и проч. напоминают мидраш Сифре Зута к книге Бемидбар. Он предположил, что перед ним отрывки из мидраша Сифре Зута к книге Дварим, считавсегося утерянным с 16 в.

Так вот, Р. Калмин приводит цитату из этого источника:

И они сказали: пусть предстанут оба сии человека, у которых тяжба, пред Господа, пред священников и пред судей, которые будут в те дни… - даже царь и простолюдин. И они рассказали длинную историю про царя Янная, у которого была тяжба с бедным человеком перед Шимоном бен Шетахом.

Tags: гемара, мидраш
Subscribe

  • (no subject)

    Оказывается, польский текст "Короля Матиуша" доступен даже в польской Википедии. Из любопытства попробовал читать по-польски (я никогда польского не…

  • (no subject)

    Обратите внимание на год и место издания. Это издано по-польски, и имеется в виду польское "Министерство религий и общественного просвещения".

  • (no subject)

    Интересное общество описано в "Приглашении на казнь". Оно совершенно социально благополучно: в нем нет бедности и нищеты. С законностью и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments