hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

В Шмот 21:22-23 говорится:

22. Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет несчастья, то наказать, как наложит на него муж той женщины, через суд;

23. а если будет несчастье, то отдай душу за душу.



Таким образом, Тора разделяет между двимя ситуациями:

1. Женщину ударили, произошел выкидыш, но не случилось несчастье.

2. Женщину ударили, произошел выкидыш, и случилось несчастье.

Первый случай - предмет гражданского судопроизводства, пострадавшим полагается денежная компенсация, а второй - уголовного, и при некоторых обстоятельствах (свидетели, предуреждение, доказательства намерения...) может дойти и до смертной казни.

Специально для феминистов добавим, что получателем денежной компенсации, как и других доходов жены, является муж, а высчитывается эта денежная компенсация таким образом: на рынке рабов беременная женщина стоит дороже, вот эту разницу и надо компенсировать. Ну, не считая, разумеется, компенсации затрат на лечение, временную или постоянную нетрудоспособность, за боль и за стыд, о которых говорится в других местах: они не уникальны для данной ситуации.

Мехилта к Шмот 21-22: 87 разбирает, к кому бы могли относиться слова "наказать" и "несчастье". И логически приходит к выводу, что слова "если не будет несчастья" не могут относиться к плоду: если женщина родила, и ребенок выжил, то за что наказывать? Муж еще должен приплатить за то, что его избавили от расходов на акушерку!

Таким образом, слова "если не будет несчастья" могут относиться только к женщине.

Это - очень важный hалахический вывод: гибель плода, таким образом, - не "несчастье", человек, приведший к ней, судится по гражданской, а не по уголовной статье, и, таким образом, аборт - вне зависимости от того, можно или нельзя его делать, - с точки срения Талмуда не проходит по статье "убийство".

Но если посмотреть на Септуагинту, картина коренным образом меняется. Для простоты вместо греческого текста приведем очень точно следующий за ним славянский:

Аще же бiются два мужа, и поразятъ жену непраздну, и изыдетъ младенецъ ея неизображенъ, тщетою да отщетится: якоже наложитъ мужъ жены тоя, подобающее да отдастъ:

аще же изображенъ будетъ, да дастъ душу за душу,



Таким образом, перевод представляет собой, как это иногда случается, hалахический мидраш, придерживающийся точки зрения, которая представлена - и отвергнута - в Мехилте: что "несчастье" относится к плоду.

При таком подходе приходится все-таки разделить между ситуациями "несчастье" и "не несчастье", и Септуагинта связывает это с "изображен" и "неизображен" (εξεικονισμενον), то есть имеет или не имеет человеческую форму.

Чтобы убедиться, что мы правильно поняли, сравним две книги, написанные по-гречески в доталмудические времена с целью популяризации иудаизма.

Иосиф Флавий происходит из Иерусалима и обращается к еврейскому тексту (Древ. 4:8:33):

Кто ударит ногой беременную женщину, так что она выкинет, на того судьи должны наложить денежное взыскание, потому что народ лишился в лице погибшего зародыша одного человека; равным образом он обязан уплатить штраф и мужу потерпевшей женщины. Если же последняя умрет от последствий удара, то и нанесший ей его подвергается смертной казни, по смыслу закона, требующего жизнь за жизнь"



С другой стороны, Филон, который не знает иврита и читает Тору только по-гречески, пишет (Philo The special laws III) (лень переводить с английского):

But if any one has a contest with a woman who is pregnant, and strike her a blow on her belly, and she miscarry, if the child which was conceived within her is still unfashioned and unformed, he shall be punished by a fine, both for the assault which he committed and also because he has prevented nature, who was fashioning and preparing that most excellent of all creatures, a human being, from bringing him into existence. But if the child which was conceived had assumed a distinct Shape in all its parts, having received all its proper connective and distinctive qualities, he shall die; for such a creature as that is a man, whom he has slain while still in the workshop of nature, who had not thought it as yet a proper time to produce him to the light, but had kept him like a statue lying in a sculptor's workshop, requiring nothing more than to be released and sent out into the world.



Таким образом, мы поняли правильно: Септуагинта в данном случае опирается на hалахическую линию, отличную от принятой в талмудическом иудаизме. Причем это происходит в таком редком вопросе, где, хотя само слово "hалаха" не употребляется, это понятие оказывается применимо и к христианству: считать ли аборт убийством. В отличие от иудаизма, проводящего границу по моменту рождения ребенка, Септуагинта в нашем стихе проводит границу по моменту, когда эмбрион имеет вид человека (к слову сказать, так же, говорят, как самаритяне и караимы).

Надо сказать, что иудаизм тоже знает эту границу, но относит ее не к вопросам убийства, а к вопросам ритуальной нечистоты: если женщина выкинула, то, если ребенок имеет форму, она нечиста как роженица (если плод - мальчик, то 7 дней, если девочка - то 14). В Нида 30b приведены разные мнения, когда именно наступает срок, после которого можно сказать, что плод имеет форму: по мнению р. Ишмаэля - мужского пола - на 41 (7+33+1) день, а женского - на 81 (14+66+1), по мнению хахамим - и мужского и женского на 41.

Хахамим приводят довод: опыт, который провела Клеопатра, царица Александрии. Она собиралась казнить провинившихся рабынь и решила использовать эту возможность для науки: уединила их с мужчинами, чтобы они забеременели, а потом вскрыла их на 41 день. И убедилась, что в этот момент и эмбрион мужского, и женского пола уже имеет форму. Это, кстати, приблизительно соответствует реальности (см. картинку).

0353e85868511064672c2187049d7c27

По другой версии Гемары, это р. Ишмаэль приводит довод из опыта Клеопатры. По этой версии, опыт подтверждает его точку зрения, что женский эмбрион развивается медленнее, чем мужской. Но хахамим, по этой версии, бракуют его в качестве доказательства: а может быть, рабыня была беременна...

 - Можно было до начала опыта давать ей противозачаточные стредства, - возражает он.

 - А как проверить, что она их принимала?

 - Можно поставить сторожа...

 - А может, она забеременела от сторожа...

Точка зрения р. Ишмаэля соответствует точке зрения Аристотеля (История животных 7:3), что мужской эмбрион оформляется и начинает шевелиться после 40 дня, а женский - около 90 дня. Впрочем, добавляет Аристотель, это никак не должно считаться непреложным правилом, из него бывают исключения как в ту, так и в другую сторону.

Взгляды Аристотеля оказали влияние на взгляды Августина. В комментарии к Шмот 21:22-23 (который он знает, естественно, по-гречески), он делает из нашего стиха вывод, что Тора не считает убийством аборт до 40 дня. У других христианских писателей (напр. Тертуллиана или Василия Великого) распространена и альтернативная точка зрения: что душа вселяется в тело с момента зачатия.

Рамбам в "Законах запрещенных связей" 10:3 не только выбирает точку зрения хахамим против р. Ишмаэля (и, стало быть, против Аристотеля), но и вставляет свое собственное описание, как выглядит 41-дневный эмбрион:

Туловище как чечевица, глаза как мушиные капельки поодаль друг от друга, ноздри как мушиные капельки рядом друг с другом, открытый рот как волосинка, пальцы рук и ног еще не отделены, и если не видно, мужской эмбрион или женский, кладут его не в воду, а в масло, где он распускается, и берут острую палочку и водят сверху вниз, если кусочек отщепляется - значит, пол мужской.



Это описание вроде бы не из Талмуда. Не знаю, описывает ли Рамбам свой личный опыт или пользуется достижениями передовой исламской науки.

Если по мнению Аристотеля, душа вселяется в тело, в зависимости от пола, либо на 41, либо на 81 день, то по мнению другой философской школы - стоиков - душа вселяется в тело при контакте с холодным воздухом, то есть при рождении.

Отголоски этой идеи тоже находятся в Талмуде. Там есть много историй о беседах Антонина (то ли Антонина Пия, то ли, как многие считают, Марка Аврелия, поскольку его тоже зовут Антонин) с Рабби. Так, например (Санhедрин 91а):

Сказал Антонин Рабби: Когда душа дается человеку, в момент зачатия или в момент рождения? Сказал Рабби: в момент рождения. Сказал Антонин: Может ли кусок мяса пролежать без соли хоть три дня и не протухнуть? Значит, с момента зачатия. Сказал Рабби: это из тех вещей, которым научил меня Антонин.



Таким образом, в этом отрывке Антонин и Рабби меняются местами: Рабби высказывает точку зрения, которую традиционно приписывают стоикам, а Антонин - вероятно, стоик Марк Аврелий - ее оспаривает.
Tags: вопросы перевода, гемара, недельный раздел
Subscribe

  • (no subject)

    В книге Йосифон целая глава посвящена истории Рима. Рим, по ее мнению, основал Цефо, сын Элифаза и внук Эсава (это и Рамбан говорит со ссылкой на…

  • (no subject)

    Рассказ Л. Утесова о поездке с Бабелем на дачу к Ежову <автору книги о Бабеле С.Н.Поварцову> довелось услышать в октябре 1970 года. Леонид…

  • Мари-Анна Лавуазье

    Господин Жак Польз был талантливым финансистом. Помимо талантов, быстрой карьерой по финансовой линии он был в первую очередь обязан своему дяде,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    В книге Йосифон целая глава посвящена истории Рима. Рим, по ее мнению, основал Цефо, сын Элифаза и внук Эсава (это и Рамбан говорит со ссылкой на…

  • (no subject)

    Рассказ Л. Утесова о поездке с Бабелем на дачу к Ежову <автору книги о Бабеле С.Н.Поварцову> довелось услышать в октябре 1970 года. Леонид…

  • Мари-Анна Лавуазье

    Господин Жак Польз был талантливым финансистом. Помимо талантов, быстрой карьерой по финансовой линии он был в первую очередь обязан своему дяде,…