hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Category:

В преддверии юбилея

Если исходный проект не функционален, при умелом пиаре стартап может достаточно долго существовать и привлекать все новых и новых инвесторов, но в конце концов из него все-таки ничего не выйдет.

Противникам договора Осло, которому в ближайшие дни исполняется 25 лет, с самого начала было очевидно, что этот проект удасться не может. Невозможно на густонаселенном участке земли размером с половину Московской области, с мозаично перемешанным населением и дефицитом воды, сделать два совершенно независимых государства. И тем более это невозможно, если руководство одной из этих стран строит свою идеологию и бюджет на (на тот момент) 45-летней спекуляции на проблеме беженцев. Не могу себе представить, чтобы это не было ясно и Пересу.

Но товар хорошо продавался, инвесторы валили толпой, и Перес совершенно резонно решил, что расплачиваться будут позже другие, и успешно продавал воздух. Расплата - не очень дорогая - состоит в нынешнем анти-израилизме европейского и американского мейнстрима, постоянном европейском и американском подыгрывании нашим левым и палестинцам.

То есть неприятные репутационные потери от аферы, конечно, есть. Но состоялась ли геополитическая катастрофа, предрекаемая противниками Осло?

Несмотря на горячее желание, никакому израильскому правительству не удалось остановить или даже притормозить поселенческое движение. С 1993 г. процент израильтян, живущих за Зеленой чертой (в израильском понимании, без Восточного Иерусалима) вырос с 2.2 до 4.8% населения Израиля. Главная причина этому - не идеологическая, а демографическая. Хареды, которые больше всего страдают от демографического давления, массами поселились за зеленой чертой. Население двух харедимских городов, Модиин-Илит и Бейтар-Илит, составляет сегодня 125 тыс. человек, 29.9% от общего числа израильтян за Зеленой чертой.

settlements

Хотя Арафат и его администрация не усердствовали в борьбе с террором, а нередко и подыгрывали ему, я не считаю, что волна террора конца 90-х - начала 2000-х гг целиком связана с правлением Арафата. Террор начался с появлением подходящей технологии домашнего изготовления взрывчатки, сотовых телефонов и использования социальных сетей для вербовки шаhидов, и закончился, когда Израиль научился и захотел с ним бороться. Если террор как-то и связан с Осло, то в первую очередь не с попустительством палестинской администрации, а с горячим нежеланием правительства Барака, а потом - в течение года - и Шарона войти на территорию автономии и заняться борьбой с террором самим.

Полагаться на палестинскую полицию, что она, как говорил Рабин, "без Бецелем и БАГАЦа" справится с террором, конечно, не приходится. Но говорить, что они не сотрудничают с нашими службами, может только тот, кто совсем не в курсе дел. Сотрудничают, и, к сожалению, без Бецелем и БАГАЦа, и палестинцы боятся их гораздо больше, чем наших служб.

Устройство, которое мы имеем на сегодняшний день, не похоже на два государства, или на одно из них в пути. Больше всего оно похоже на систему кантонов, которую кто только ни предлагал раньше. Разумеется, не дружественных, как в Швейцарии, а во вполне натянутых отношениях, но слегка сотрудничающих в силу неизбежного совместного пребывания в одной коммунальной квартире.

За эти 25 лет мы многократно убеждались, что предсказать будущее невозможно. Можно и нужно надеятся на Всевышнего, который самым непредсказуемым образом смешает наиболее разрушительные планы. Кто мог предвидеть, что Египет переживет мусульманскую революцию и контрреволюционный военный переворот и превратится в нашего союзника, что Асаду будет совсем не до Голан, что Саудовская Аравия будет так бояться Ирана, что подружится с Израилем?

Стоит задуматься, кто из сил чего хочет.

1.       Мы хотим дальнейшего роста и развития поселений.

2.       Большинство израильтян хочет растущей успешной экономики, а она требует хотя бы прохладных, но рабочих отношений с развитыми странами, т.е. по краней мере не катастрофического распада нынешней системы.

3.       Израильские левые и палестинская элита хотят одного и того же: продолжать снимать дивиденды с "мирного процесса". Никакого реального решения они, разумеется, хотеть не могут.

4.       Хамас хотел бы подключиться к системе дивидендов, но при этом не утратить репутацию бескомпромиссных борцов за ислам и против коррупции.

5.       Простые (т.е единственные, чье мнение мне интересно) палестинцы хотят максимальной интеграции, по крайней мере экономической, с Израилем. Политическая интеграция и равноправие им нафиг не нужны. Но бытовая интеграция им нужна. Каждый раз, как я вижу очередь из палестинских рабочих на КПП входе в Маале Адумим, я чувствую их унижение, ничуть не меньше, чем когда сам прохожу такую же очередь в аэропорту в Мюнхене или в американском посольстве. Делать нечего, я помню времена, когда никаких КПП не было, привел их террор, а не желание унизить, но я думаю, что интеграция в этом смысле - наш общий интерес.

Хотим ли мы, чтобы арабов тут не было? У нас очень тесно, нам совершенно необходимо жизненное пространство, как ни одиозно это звучит. Но надо понимать, что в современном либеральном мире за этнические чистки судят в Гааге, да и без Гааги кто бы хотел этим заниматься?

Транфер может состояться только при полном катастрофическом распаде системы либеральных ценностей, а его мы категорически не хотим. Значит, надо продолжать уживаться с ними в тесной коммуналке, стараться самим заботиться и заставлять их заботиться о ее чистоте.

Именно это - умение жить в тесноте - мне кажется, должно стать нашим главным приоритетом. Не считая, разумеется, вневременных приоритетов.

Обсуждение всячески приветствуется.

Tags: актуалии, социум
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотрели вчера почти двухчасовую передачу, где 91-летняя Эра Коробова рассказывает о своей жизни и о разных людях. Там все смотреть приятно. Мне…

  • (no subject)

    Встречаю уборщика Махсуда около дома. Спрашиваю его: - Как у тебя дела? Все в порядке? - Хам дураля, - отвечает он мне. (На самом деле, конечно,…

  • (no subject)

    Смешно. Висит в каком-то баре. Написано шрифтом Раши: "Если ты можешь это прочитать, значит, ты датлаш (бывший религиозный)" Это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments

  • (no subject)

    Посмотрели вчера почти двухчасовую передачу, где 91-летняя Эра Коробова рассказывает о своей жизни и о разных людях. Там все смотреть приятно. Мне…

  • (no subject)

    Встречаю уборщика Махсуда около дома. Спрашиваю его: - Как у тебя дела? Все в порядке? - Хам дураля, - отвечает он мне. (На самом деле, конечно,…

  • (no subject)

    Смешно. Висит в каком-то баре. Написано шрифтом Раши: "Если ты можешь это прочитать, значит, ты датлаш (бывший религиозный)" Это…