hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Про Лабытнанги

Из всех путешествий, когда-либо совершенных мною в жизни, самым экзотическим был студенческий байдарочный поход на Полярный Урал в 1978 г. В этом походе мы были в совсем не населенных местах, в течение трех недель не встречали ни одного человека, а потом вышли на большую реку, и там на расстоянии дневного перехода друг от друга стояли стойбища хантов с чумами. Когда после этого всего мы приплыли в деревню и пошли на почту отправить телеграммы, что мы живы-здоровы, почтальон сказал нам: "Тут уже звонили из Москвы, спрашивали о вас" - разумеется, мой папа.

Но я сейчас не про поход, а про дорогу. Полина считает, что когда я начинаю рассказывать про Лабытнанги - это продвинутая стадия подпития. "О, уже до Лабытнангов дошел..."

Так вот, железная дорога до Лабытнангов - почти единственный уцелевший кусок знаменитой стройки 501. Дотуда ходил поезд из двух вагонов, прицепленных к поезду Москва-Воркута. В воркутинских вагонах были проводницы-студентки из стройотрядов, но в двух отдельных вагонах были свои матерые проводники. В нашем вагоне был суровый мужик, совершенно не заморачивавшийся чаем для пассажиров. А в соседнем был разговорчивый:

- Приходите, ребята, ко мне! Я вам сделаю чай как чай.

- Вы, ребята, студенты? Я тоже был студентом... Учился во ВГИКе. А потом бросил. А почему? Потому что искусство у нас принадлежит народу, а народ малоплатежеспособен.

Ехать до Лабытнанг было три дня. В первый день население вагона не отличалось от обычного. Бабушки с внуками вышли в Вологде, и на второй день население уже отличалось некоторым своеобразием. Отличался и пейзаж за окном. Характерным элементом почти каждой станции были зоны с вышками по углам, именно тогда я научился их замечать.

Утром третьего дня наши два вагона отцепипи от поезда, и он укатил в Воркуту. А мы остались ждать, пока приедут еще два вагона из Воркуты и соединятся с нами. За оставшийся день мы должны были проехать всего 150 км и перевалить через Урал, так что поезду некогда было спешить. На пустых станциях он стоял по полчаса. На какой-то станции пришел грузин и заполнил весь тамбур ящиками с пивом. Один ящик он поставил населению вагона.

Тем временем проводнику-ВГИКовцу зачем-то понадобилось пройти из вагона в вагон, причем не по улице, хотя поезд стоял. Они с грузином стали выяснять отношения на повышенных тонах. Скучающие пассажиры и машинисты с интересом следили за развитием конфликта, поезд никуда не спешил. До драки дело так и не дошло.

***
Поход закончился в городе Мужи, на Оби примерно в 300 км на юг от Лабытнанг. В Мужах, кстати, я впервые в жизни видел, как мужик приличного вида, в галстуке, пьет из горла одеколон. Обнаружилось, что "Метеор" до Салехарда будет завтра вечером, но сейчас отправляется сейнер, который должен собрать наловленную рыбу из хранилищ по дороге и отвезти ее в Салехард. За полтора литра спирта они согласились отвезти 8 человек до Лабытнанг. "Вот это наш компас,"- пошутил наш руководитель, ставя бутылки. "А компас мы уже раньше выпили," - сказал капитан. Компасы тоже содержат некоторое количества спирта.

Капитану было 25 лет, из всей команды он был самым старым.

И так мы поплыли по Оби, останавливаясь у хантских барж и перегружая из них в трюм рыбу.

Поближе к вечеру, когда все уже было выпито, соревнования по стрельбе из мелкокалиберной винтовки по подвешенной на носу монете закончены, слегка трезвеющий и мрачнеющий капитан сказал: "Ребята, если вы хотите к утру быть в Лабытках, вы должны нам чем-то помогать... Вот хоть у штурвала стойте, что ли". Горная Обь - самое западное русло Оби - в несколько раз шире Невы у Петропавловской крепости, встречных судов почти нет, так что там нетрудно вписаться в фарватер. Сам капитан, правда, честно сидел рядом и следил, пока мог. А когда изнемог, поставил корабль на якорь и велел всем спать, так что в Лабытнангах мы были во второй половине дня.

На вокзальной площади в Лабытнангах продавали бочковое пиво. Мужик из остановившегося грузовика направился туда. "Ты что, сам собираешься стоять?" - спросил его водитель с удивлением. - "Найми какого-нибудь бича".

Вечером пришел поезд. До утра он должен был простоять на станции. Уже знакомые проводники сдавали на ночь спальные места по рублю.
***
За прошедшие 3 недели горы изменились. По пути туда все было еще зеленым, а тем временем наступила осень, и и все раскрасилось в самые невероятные цвета. Вот примерно так (фотография не моя и не уверен, что из этого места).

урал

На станциях в Коми поезд стал заполняться недавними обитателями зон с вышками. Многие выглядели страшно. Одному - самого зверского вида - я подарил пачку чаю на чифирь. Чай был один из немногих оставшихся у нас продуктов. Мужик зверского вида очень меня полюбил: "Я тебе не просто благодарен. Тысячу раз благодарен!" Позже он пришел ко мне жаловаться на кого-то, кто, пока он спал, выпил у него остатки бутылки. "Я его сейчас, волка позорного, порежу!" Тут выходит из купе его приятель: "А за что его-то?! Тогда меня порежь!" И рвет рубаху на груди. Успокоил.

Я путешествовал много, но больше в такой глуши мне не удавалось побывать.
Tags: Россия, СССР, путевые заметки, я старый внимательно живший человек
Subscribe

  • Про персидских баронов

    К 1896 г. Яков и Лазарь Поляковы были уже действительными статскими советниками. Однако душу их смущал, видимо, пример покойного барона Евзеля…

  • (no subject)

    Из антисоветских моих встреч в Париже я должен упомянуть о свидании с Жаботинским, руководителем фашистского крыла сионистской партии. Свидание это…

  • (no subject)

    В Польше прошел интересный судебный процесс. Как вы помните, в Польше с 1998 г. есть закон "Об институте национальной памяти - комиссии по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments