hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Идиш в Израиле - 2

Несколько лет назад я писал о том, как в Израиле в 1950 гг  запрещали постановки на идиш. Тут - продолжение той же истории через полгода, когда труппа подала в Верховный суд, и эта тема обсуждалась на заседании правительства. Я постарался перевести протокол заседания, по-моему, он представляет интерес.

Из протокола заседания правительства 18.7.51

Тема: представления театра на идиш.

Глава правительства Д. Бен-Гурион: У меня много дел, и я не собираюсь участвовать в заседании до конца. Но я хочу принять участие в обсуждении суда против министерства внутренних дел.

Министр <внутренних дел> Моше Шапира: В связи с увеличением алии из Европы прибыло немало артистов на идиш, образовались две группы, и они обратились за разрешением на постановку "Два Кунилемеля" Гольдфадена и тому подобного. Есть совет при министерстве внутренних дел, в котором представлены писатели, артисты, университеты и проч. Они решили не разрешать постановку, чтобы не образовалась лазейка, которая будет только расширяться и расширяться. У них принято выдавать разрешения артистам, приезжающим с визитом из-за границы, временные разрешения, но группа - это не временная вещь, они хотели открыть театр на идиш, и это могло стать соблазном. Поэтому совет решил не разрешать эти представления. Они все равно сыграли, их должны были отдать под суд. Я не дал этого сделать, но основатели группы подали жалобу в Верховный суд, так как в Декларации независимости гарантируется свобода языка, а идиш - это тоже язык, и по их мнению их права были гарантированы Декларацией независимости. Мы обратились в министерсво юстиции, чтобы они предоставили защиту министерству внутренних дел, министр <юстиции> Розен сказал, что он затрудняется это сделать. Можно поискать что-нибудь в законе, но это будет непросто сделать, но если мы решим разрешить, это вызовет бурю с другой стороны, надо, чтобы на эту тему было решение правительства.

Глава правительства Д. Бен-Гурион: Министр Розен сказал, что он не защитит министерство внутренних дел. Недопустимо, если обратятся в суд против одного из министерств правительства, чтобы другое министерство отказалось его защищать. Есть две возможности: или правительство защищает министерство внутренних дел перед судом, если проиграем , то проиграем, если выиграем - выиграем; или отменяем распоряжение о запрете постановок на идиш.

Я опасаюсь, что мы проиграем. Думаю, что и по сути это неправильно. Пока нас в Израиле было немного, я был ревнителем, я и сегодня ревнитель иврита, но пока нас было немного можно было проявлять жесткость, но теперь невозможно судить сто тысяч человек без некоторой мягкости. Выходят газеты по-немецки, и кто знает, на каких еще языках. Есть люди, которые говорят на идиш, они сегодня - одно из наших колен. Есть и алия из восточных стран, представители которой не знают идиш, они теперь повсюду в большинстве, приезжают и будут приезжать евреи из Румынии, и мы должны принимать всех евреев с любовью. Это единственное удовольствие, которое есть у этих людей, действительно, это очень ответственное решение, но я полагаю, что мы должны разрешить представления на идиш.

Я бы сделал что-то с газетами на идиш, я бы заставлял их, чтобы часть была на иврите.

Министр <внутренних дел> Моше Шапира: Когда я был на пресс-конференции в Америке, на меня нападали в связи с идиш. Я сказал, что опасность в том, что если мы будем раздавать разрешения без ограничений, у нас буудет восемь газет на идиш, а так они вынуждены объединяться в одной.

Министр <юстиции Пинхас> Розен: Тут есть юридическая и общественная сторона. Об общественной стороне уже говорил глава правительства, я позже добавлю несколько слов на эту тему, так эта позиция может повлиять на другие решения, например, относительно постановок на немецком языке, и я собираюсь обсудить это на конкретном примере.

С юридической точки зрения: было выдано условное распоряжение <о закрытии театра>. Адвокат противоположной стороны - Нахумовский. Обычно,когда бывает условное распоряжение, либо суд переводит условное распоряжение в актуальное, либо истец отзывает своки просьбу. Если бы это был другой адвокат - можно было бы на него повлиять, чтобы он отозвал просьбу (министр развития Дов Йосеф: правительство может отменить решение, объявить об этом суду - и тогда нет оснований для обсуждения). Похоже, что это общая точка зрения правительства. Нет нужды объяснять, почему она сомнительна с юридической точки зрения, но, поскольку, судя по всему, не будет решения правительства отвечать в суде, нет нужды настаивать на этом.

Касательно общественной стороны: совет, о котором говорил министр Шапира, заняла очень жесткую позицию относительно представлений на других языках. Они, как правило, дают разовые разрешения гостям, приезжающим в Страну, но здесь речь идет о постоянной группе, они основали здесь постоянный театр.Совет различает между "гастролен" и постоянным театром, но в случае немецкого языка они запрещают даже "гастролен".

Был случай с актером Альбертом Басерманом, всемирно известным актером, сейчас ему 84 года. Он покинул Германию в 1933 г., отправился в изгнание, чтобы не находиться под властью Гитлера. Он хотел приехать сюда и читать вместе с госпожой Элизабет Бергнер.

Глава правительства Д. Бен-Гурион: Г-жа Элизабет Бергнер вела себя грубо и нагло. Она приехала в Страну и читала отрывки из Нового Завета. Это недостаток культуры!

Министр <юстиции Пинхас> Розен: Альберт Бассерман не хотел читать отрывки из Нового Завета, а только Ибсена и тому подобное. Ему запретили выступать в Стране на немецком языке. В это время министр Шапира отсутствовал, и я исполнял обязанности министра внутренних дел, но когда с этим вопросом обратились ко мне, я не хотел решать это в соответствии с моими взглядами и вкусами. Я бы мог отменить решение совета, но не хотел менять политику и направление министерства внутренних дел. Я хочу только объяснить, что позиция по этому вопросу <о театрах на идиш> имеет много последствий. (Министр <внутренних дел> Моше Шапира: Это другое дело.)

Глава правительства Д. Бен-Гурион: Немецкий язык раздражает всех евреев. В этом разница. Если не с юридической, то с человеческой точки зрения.

Министр <внутренних дел> Моше Шапира: Постановки на немецком языке мы запретили, дабы избежать волнений.

Министр <иностранных дел> Моше Шарет: Жаль, что это дело не было вынесено на обсуждение правительства до того, как была подана жалоба в суд. Это важная принципиальная вещь, а теперь получается, что мы отступили из-за обращения в суд. Вам известна моя ревность к ивриту, это деятельная ревность: больше книг, больше театров, больше всего, что увеличивает знание иврита, но не путем запретов. Нельжа, чтобы стало известным, что в Стране запрещают постановки на идиш. Как это ни тяжело, мы должны отступить в этом вопросе.

Глава правительства Д. Бен-Гурион: Надо отменить решение <низового> суда. Не путем превращения условного решения суда в актуальное, а министерство внутренних дел должно отменить запрет. И тогда у Верховного суда не будет повода для обсуждения, а адвокат Нахумовский пусть делает все, что хочет.

Решение: Министерство внутренних дел отменяет решение совета по контролю за фильмами и постановками о запрете театра на идиш.
Tags: еврейская история
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотрели вчера почти двухчасовую передачу, где 91-летняя Эра Коробова рассказывает о своей жизни и о разных людях. Там все смотреть приятно. Мне…

  • (no subject)

    Рассказ Л. Утесова о поездке с Бабелем на дачу к Ежову <автору книги о Бабеле С.Н.Поварцову> довелось услышать в октябре 1970 года. Леонид…

  • О письме Конашевича

    Оказывается, Полина 2.5 года назад привезла из Питера подарок своей тети: альбом Конашевича. Я тогда его полистал, поставил в шкаф -и напрочь забыл о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment