hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:

Про холеру и карантины

Холерный вибрион - свободноживущая бактерия, которая может отлично жить в воде, если не холодно. Видимо, ее исходное место обитания - дельта Ганга. Но дело в том, что лишь очень немногие его штаммы патогенны. Чтобы стать патогенным, холерный вибрион должен содержать несколько генов, из которых важнейший - холерный токсин. Холерный токсин пришел в вибрион в составе встроенного фага.

Холерный токсин относится к той же группе, что дифтерийный и многие другие бактериальные токсины. Они состоят из двух субъединиц: одна связывается с клеткой и впрыскивает вторую внутрь клетки, а другая АДФ-рибозилирует что-то важное в клетке. В случае холерного токсина это G-белок в эпителии тонкого кишечника, и эффект состоит в том, что из клетки в кишечник начинают бесконтрольно выходить соли и вода. У человека начинается страшный понос, и он может умереть через несколько часов от обезвоживания. В наше время, когда это хорошо знают, лечение состоит в том, чтобы не дать человеку обезводиться. И это даже не обязательно капельница, которая может быть не всегда доступна в развивающихся странах: человека просто поят жидкостью с солями и глюкозой, и это снижает риск умереть от обезвоживания во много раз.

Исследователи, занимающиеся патогенностью холеры, говорят, что штаммы с холерным токсином появились не раньше 18 в. Другие гены, необходимые для патогенности, пришли несколько раньше, но тоже не раньше 16-17 вв.

Capture
Хронология появления патогенных генов в разных штаммах Vibrio cholerae  (из Islam, M.T. et al (2017) Emergence, ecology and dispersal of the pandemic generating Vibrio cholerae lineage. Int Microbiol. 20:106-115)

Примерно с 18 в. в Бенгалии описывали сезонный понос, видимо, вызывавшийся холерным вибрионом. Но настоящия пандемия впервые разразилась в 1817 г.  Это был знаменитый "год без лета" отображенный на картинах Тернера. В Бенгалии это выразилось в необычном даже для тех мест количестве осадков и наводнениях. Возможно, это тоже добавило к развитию пандемии, наравне с наличием болезнетворного штамма и увеличением международной торговли.

В июне 1821 г. холера достигла Персии и Месопотамии, а вместе с воюющей персидской армией - северной Месопотамии и Османской империи. В сентябре 1821 г. она достигла Баку, а в 1823 г. - Астрахани, а после этого сама собой заглохла. И английские, и русские врачи достаточно подробно описали новую болезнь, но не знали ни механизмов распространения, ни способов лечения. Знали только, что этого надо бояться.

Вторая пандемия началась в Бенгалии в 1829 г. Видимо, она распространялась сухопутным путем лучше, чем первая, потому что, помимо Персии, она быстро добралась до Афганистана и Средней Азии.

В Россию она пришла одновременно двумя путями. С одной стороны - через Тифлис, Баку и Астрахань - чему, вероятно, способствовало возвращение русской армии после русско-турецкой войны. А с другой - с караваном из Бухары в Оренбурге. Начальство в Оренбурге прекрасно осознавало опасностьи долго допрашивало караванцев, нет ли среди них больных, но это не помогло.

В Севастополе холеры не было, но боялись, что она придет, как пришла чума за два года до того. Власти организовали очень строгий карантин, в город перестало поступать продовольствие, на чем не преминули погреть руки карантинные чиновники. 3 июня в городе начался бунт, восставшие солдаты, матросы и чернь убили губернатора Столыпина, и 5 дней город был во власти восставших. Сменивший Столыпина военный комендант города Турчанинов уступил восставшим и значительно облегчил карантин (за что впоследствии был наказан). Тем временем привели войска, и 7 июня восстание было подавлено, 7 человек казнили, около 1000 человек послали на каторгу.

Из Астрахани болезнь быстро распространялась вверх по Волге со скоростью движения бурлаков: 7 августа 1830 - Саратов, 25 августа - Самара, 7 сентября - Казань, а 15 сентября болезнь пришла в Москву. Власти закрыли Макарьевскую ярмарку. По словам Пушкина:

На дороге встретил я Макарьевскую ярманку, прогнанную холерой. Бедная ярманка! она бежала, как пойманная воровка, разбросав половину своих товаров, не успев пересчитать свои барыши!

30 сентября царь назначил Закревского ответственным за карантинные меры. Карантины поначалу выглядели так, как описывает Пушкин:

Несколько мужиков с дубинами охраняли переправу через какую-то речку. Я стал расспрашивать их. Ни они, ни я хорошенько не понимали, зачем они стояли тут с дубинами и с повелением никого не пускать. Я доказывал им, что, вероятно, где-нибудь да учрежден карантин, что я не сегодня, так завтра на него наеду, и в доказательство предложил им серебряный рубль. Мужики со мной согласились, перевезли меня и пожелали многие лета.

Но постепенно меры усилились, того же Пушкина на въезде в Москву таки развернули и и отправили обратно в Болдино.

Новая никому не знакомая болезнь, в сочетании со строгими карантинными мерами и совершенно бессмысленными медицинскими рекомендациями, вызвала большое брожение умов в народе.

Как писал Вяземский:

Соберите все глупые сплетни, сказки, и не сплетни, и не сказки, которые распускались и распускаются в Москве на улицах и в домах по поводу холеры и нынешних обстоятельств, - выйдет хроника прелюбопытная. В этих сказах и сказках изображается дух народа… Стенографам и должно собирать ее. В сплетнях общество не только выражается, но так и выхаркивается.

Народ толковал об отравителях. Говорили, что на заставе поймали переодетых декабристов с накладными бородами. После того, как в ноябре началось Польское восстание, стали говорить, что доктора травят людей по наущению поляков.

Царь приехал в Москву, обошел торговые ряды, говорил с купцами, чтобы они не продавали фруктов, возможно зараженных. Его уверенный тон произвел большое впечатление, его поведение сравнивали с поведением Наполеона в чумном госпитале в Яффе.

Несмотря на строгие карантины, весной 1831 г. холера возобновилась. В мае 1831 г. она появилась в Ярославле. К этому моменту власти поняли, что надо позаботиться и о водных путях, но не успели: 14 июня выявили двух больных рабочих, прибывших на судах из Вытегры. Холера пришла в Петербург. И в Петербурге 22 июня произошел холерный бунт. Народ разгромил холерную больницу, повыкидывал из окон врачей. Среди других - доктора Дмитрия Бланка, брата Александра Бланка, деда сами-знаете-кого. Но бунт был усмирен, даже без кровопролития, благодаря смелому вмешательству Николая Павловича.

Cholera_sennaya
Николай Павлович усмиряет холерный бунт на Сенной площади.

В общей сложности в России переболело холерой около 500 тыс. человек, около 200 тыс. из них умерли.

Вместе с русской армией холера пришла и в Польшу. 29 мая  в Пултуске умер от холеры Дибич, а 15 июня в Витебске - Константин Павлович.
С польскими беженцами холера пришла в Пруссию. Прусские власти прекрасно знали об опасности, но не смогли защитить границу.

В июне холера пришла в Венгрию (250 тыс. больных, 100 тыс. умерших), в августе - в Берлин, в октябре - в Гамбург, в Лондон и Париж. После чего спокойно заглохла сама собой до следующей пандемии в 1848 г. Только в 1848 г. английские врачи поняли, что холера передается с сырой водой.
Tags: Польша, Россия, история, правление Николая I, чуть-чуть биологии
Subscribe

  • (no subject)

    Некоторые вещи, которые мы узнаем из прошедшего недельного раздела: • Еврею неправильно быть рабом. Если есть человек, который добровольно…

  • (no subject)

    Кому интересно - запись моей драши к парашат Ваера (по-русски, но с текстами на иврите) Хм... Послушал себя и убедился, что язык драши только…

  • (no subject)

    Оказывается, не такая уж редкая вещь, что рождается ребенок уже с зубом или с несколькими зубами. По разным исследованиям, это происходит с частотой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments