hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:
Где ночь бросает якоря
В глухих созвездьях Зодиака,
Сухие листья октября,
Глухие вскормленники мрака,

Куда летите вы? Зачем
От древа жизни вы отпали?
Вам чужд и странен Вифлеем,
И яслей вы не увидали.

Для вас потомства нет — увы!
Бесполая владеет вами злоба,
Бездетными сойдете вы
В свои повапленные гробы,

И на пороге тишины,
Среди беспамятства природы,
Не вам, не вам обречены,
А звездам вечные народы.

Струве и Н.Я.Мандельштам, каждый по своим причинам, считали, что стихотворение Мандельштама адресовано большевикам: они - сухие листья октября, они отвергли христианство, и за это они обречены на бесплодие.

С другой стороны, серьезные исследователи поздних времен - Омри Ронен, Тарановский и косвенно Гаспаров - опровергают эту точку зрения. Тарановский пишет:

В этот список мы не включили стихотворение 1920 года "Где ночь бросает якоря", потому что его тема не имеет прямого отношения к религии. Вопреки мнению Никиты Струве (в заметках в "Вестнике РСХД", № 98 [1970], с. 66 и в диссертации, с. 32), новозаветные образы Вифлеема и яслей в этом стихотворении не указывают на начало христианской эры* а символически обозначают рождение новой эпохи, наступившей после Октябрьской революции. Как верно отметил Ронен, подобное значение новозаветной образности стало общим местом в революционной поэзии после 1917 года, с легкой руки Блока, Белого и Есенина. Ронен также указал, что "сухие листья Октября" не могут означать большевиков, как думает Струве. Ведь сам Октябрь и его сухие листья, так сказать его жертвы, "не могут означать одну и ту же вещь". Летящие по ветру сухие листья, отпавшие от "древа жизни" (т. е. от родины), могут быть только люди, не принявшие Октябрь, добровольцы и беженцы, отступающие на юг и постепенно эвакуирующиеся из Одессы, Новороссийска и Крыма. См. обстоятельный комментарий к этому стихотворению в книге Омри Ронена "An Approach to Mandel'stam" (Jerusalem 1983), с. 32-34, а некоторые дополнения к нему в диссертации Стивена Бройда Osip Mandel'stam and his Age (Cambridge, Mass.), c. 71 - 75.

Таким образом, по мнению Омри Ронена, цитированному Тарановским, "сухие листья октября" - это "люди, не принявшие Октябрь, добровольцы и беженцы, отступающие на юг и постепенно эвакуирующиеся из Одессы, Новороссийска и Крыма".

Это кажется более убедительным, чем большевики, но я бы хотел уточнить с точки зрения хронологии.

На рукописном экземпляре написано: "Коктебель, 1920". В августе 1920 г. Мандельштам вместе с Эренбургами предпринимает трудное и опасное путешествие через Грузию с целью каким-нибудь образом пробраться из Врангелевского Крыма в Советскую Россию.

В очерке "Меньшевики в Грузии" (1923) Мандельштам пишет:

…в Батум пришел другой пароход. Не из Константинополя, а из Феодосии — маленькая плоскодонная, небезопасная на Черном море азовская баржа с палубными пассажирами, бывшими в пути семь дней.

С этим пароходом приехали крымские беженцы. Родина Ифигении изнемогала под солдатской пятой. И мне пришлось глядеть на любимые, сухие, полынные холмы Феодосии, на киммерийское холмогорье из тюремного окна и гулять по выжженному дворику, где сбились в кучу перепуганные евреи, а крамольные офицеры искали вшей в гимнастерках, слушая дикий рев солдат, приветствующих у моря своего военачальника.

В эти дни Грузия была единственной отдушиной для Крыма, единственным путем в Россию. Визы в Грузию выдавались контрразведкой сравнительно легко. Связь меньшевицкой и врангелевской контрразведки была прочно налажена. Людьми бросались туда и обратно. Отпускали в Грузию для того, чтобы поглядеть, куда и как он побежит, — а потом сгребали — и обратно в ящик.

В Батуме Мандельштам был снова арестован по подозрению в большевизме, спасен вмешательством грузинских поэтов, после чего Эренбург выхлопотал в русском посольстве синекуру дипкурьера, остальные поехали в Москву как сопровождающие дипкурьера лица.

Знаменательно, что это стихотворение Мандельштам не взял с собой, опасаясь обыска при посадке на пароход или в Грузии.

Кажется, всего перечисленного достаточно, чтобы понять, что в 1920 г. настроения Мандельштама были самыми пробольшевистскими. Но кому же адресовано стихотворение? Неужели всем, кто бежит от большевиков?

Тут стоит отметить очевидную перекличку этого стихотворения с лермонтовским "Листком". Это дает нам существенную добавку: упоминание Черного моря.

Что представлял собой в это время врангелевский Крым? В июне 1920 г. врангелевской армии удалось выйти из Крыма и расширить свою территорию на всю территорию Таврической губернии. В августе 1920 г. Франция признала правительство Юга России в надежде, что возникнет этакий Остров Крым - альтернативная Россия, хорошо вооруженная, отгороженная от Советской России неприступными укреплениями. Она надеялась, что это будет надолго. Еще никто не знает, что будет дальше.

Полагаю, что Мандельштам сравнивает врангелевский Крым с дубовым листком, прилетевшим к Черному морю. При этоим для него большевики - носители новой веры и Вифлеема, а врангелевский остров Крым - стало быть, носители старой веры, фарисеи, гробы повапленные, у которых потому нет будущего. Забавна, кстати, и очень по-мандельштамовски, путаница: не они сами повапленные - т.е. побеленные - гробы, т.е. оссуарии, как фарисеи в Евангелии или как недостойные ученики во сне раббана Гамлиэля в Талмуде, а они будут похоронены в повапленных гробах. Казалось бы, сомнительная угроза.
Tags: Мандельштам, Россия, история, литература
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    – За ширмами поехали и за кирпичом. Перегородки будут ставить. – Черт знает, что такое! – Во все квартиры, Филипп Филиппович,…

  • (no subject)

    Я всегда говорил, что ЖЖ - это такой совок: удобная платформа для умных разговоров за полночь на кухне под стакан. И вчера, когла упали ФБ, Вотсапп…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments