hirsh_ben_arie (idelsong) wrote,
hirsh_ben_arie
idelsong

Categories:
Несколько лет назад Миша Шнейдер говорил у нас драшу перед Йом Кипуром. Постараюсь косолапо пересказать, что я из этого запомнил.

В течение службы Йом Кипура коhен гадоль пять раз переодевается: в азаре (внешней части Храма) он одет в одежду первосвященника, сплетенную из нитей разных цветов: золота, тхелета, пурпура. В течение Йом Кипура он дважды входит в Святая Святых, и для этого он переодевается в белую льняную одежду, почти или совсем такую же, как у коhена hедиота (простого коhена).

Переодевание отражает двойственность. Внутри Святая Святых он находится, как простой исполнитель службы, снаружи его яркая одежда должна напоминать о мистическом сиянии, окружающем Божественный престол. Образом такого же мистического сияния оказывается, по его словам, и радуга. То есть одежда коhен гадоля напоминает радугу.

Жребий, с помощью которого одного из двух одинаковых козлов отправляют на жертвенник, а другого - сбрасывают со скалы в пустыне, Миша сравнивал с другим обрядом, описанным в Мишне. Он говорил о специальном ритуале, проводимом, когда расширяют границы Иерусалима или азары.
В Мишне Швуот 2:2 говорится:

...не прибавляют к городу и к азаре, кроме как при царе, и при пророке, и при урим и тумим, и при Санhедрине из 71 мудреца, и при двух жертвах благодарности, и при песнопениях. Идет Бейт дин, за ним две жертвы, а весь Израиль за ними. Внутреннюю жертву съедают, а внешнюю сжигают.

Видимо, такой обряд по расширению города проводили единственный раз в истории, когда Хизкияhу построил новую стену Иерусалима, кусок которой можно увидеть в еврейском квартале Старого города. После строительства стены вокруг нее обносят два одинаковых хлеба приношения, после чего один из них выносят за пределы стены и сжигают, а другой - съедают в новых пределах Иерусалима. Таким образом проводят границу.

Broad-Wall-tb010910263-bibleplaces

Аналогичную границу между чистотой и нечистотой проводят, отправляя одного козла на жертвенник, а другого - в пустыню.

Еще он рассказывал об известной истории про Шимона hаЦадика (Менахот 109b), который 40 раз входил Святая Святых. В последний раз он вышел оттуда и сказал: "В этом году я умру". "Откуда ты узнал?" - "Каждый год, когда я туда входил, меня встречал один старец, одетый в белое и закутанный в белое, входил со мной и выходил со мной. А в этот раз меня встретил старец, одетый в черное и закутанный в черное, вошел со мной и не вышел". В Вавилонском Талмуде история этим ограничивается, но Тосафот цитируют ее продолжение из Иерусалимского Талмуда. Спросили у Р. Абаhу: "Разве не сказано: 'Никакой человек туда не войдет' - даже ангелы, которые в человеческом образе". Ответил он: "Разве я сказал, что это был человек? Это был Всевышний!". Миша говорил, что нам, воспитанным на Рамбаме, тяжело понять антропоморфную картину. Но авторы Гемары не были воспитана на Рамбаме и позволяли себе намного больше.

Желаю вам благополучного приговора в этот непростой год.
Tags: конфессиональное
Subscribe

  • (no subject)

    К. Скальковский. В стране ига и свободы : Путевые впечатления [по Кавказу, Малой Азии, Европейской Турции, Черногории, Сербии, Австро-Венгрии и Соед.…

  • (no subject)

    Скажите, а хоть какой-нибудь русский писатель описывает трансформации, происходившие с Будапештом в конце 19-начале 20 в.? И вообще упоминает…

  • (no subject)

    Помните роман Трифонова "Нетерпение" про народовольцев? Говорят, Белль выдвигал его на Нобелевскую премию. Роман действительно хороший, и в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments